Узри корень, Все про Путина, Секретные материалы, Контрольный выстрел в голову России, Скрытая история, Рашизм, Путиниз
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 9-10-2011

58. Секретные войны СССР - КУБА. 1953-1992 гг (часть - 1)

Категория: Новости Сайта > Эксклюзив Сайта

Краткая историко-географическая справка

Республика Куба расположена на островах Куба (104 тыс. кв. км). Пи-нос (2,2 тыс. кв. км) и еще более чем на 1600 мелких островах в Атлантическом океане, Мексиканском заливе и Карибском море. До 1898 года территория Кубы являлась испанской колонией. Затем была оккупирована американскими войсками и в 1902 году провозглашена независимой республикой под «защитой» США. В годы Второй мировой войны вслед за США объявила войну Германии, Японии и Италии. Ее участие в войне выразилось в поставках США военно-стратегического сырья и предоставлении новых военно-морских и воздушных баз. Свыше 95% населения страны составляют кубинцы. Среди верующих преобладают католики. Дипломатические отношения с Советским Союзом были установлены в октябре 1942 года. 3 апреля 1952 года они были разорваны. Вновь восстановлены в мае 1960 года.

Вооруженное выступление, считающееся началом кубинской революции, произошло 26 июля 1953 года нападением 165 молодых революционеров во главе с 27-летним адвокатом Фиделем Кастро на военные казармы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба. Планом атакующих предусматривался захват крепости и арсенала, передача оружия народу и в итоге — ниспровержение правительства Батисты. Но атака захлебнулась. Часть повстанцев была убита, другая, во главе с Фиделем Кастро и его братом Раулем, арестована и предстала перед военным трибуналом. Суд приговорил Ф. Кастро к 15 годам тюремного заключения с отбыванием срока наказания в тюрьме Модело на острове Пинос.

Военная акция молодых революционеров не имела конечного положительного результата, однако в определенной степени повлияла на сознание кубинского народа. В стране начали создаваться группы последователей Ф. Кастро.

В 1955 году диктатор Батиста, маневрируя в сложной политической обстановке, был вынужден амнистировать политических заключенных, в том числе и участников нападения на казарму Монкада. Это была его роковая ошибка.

Фидель Кастро и многие его сподвижники, выйдя на свободу, немедленно эмигрировали в Мексику, где развернули подготовку к новому вооруженному выступлению на Кубе. Повстанческое формирование было названо «Движение 26 июля» в честь участников неудавшегося штурма Монкада. В это время, по сведениям английского историка Кристофера Эндрю и бывшего полковника КГБ Олега Гордиевского, перебежавшего на Запад, произошла первая встреча кубинского лидера с представителем советской разведки — Н.С. Леоновым, работавшим в резидентуре КГБ в Мехико113 (по имеющимся у автора данным, встреча носила личный характер).

К концу 1956 года «Движение 26 июля» было готово к началу нового этапа вооруженной борьбы на Кубе. По разработанному плану восстание должно было начаться в провинции Орьенте и перекинуться на другие районы страны. Для реализации операции была куплена яхта «Гранма», на которой 82 повстанца должны были прибыть к берегам Кубы. В отряде Кастро было 2 безоткатных орудия, 35 самозарядных винтовок «Джонсон», 55 винтовок «Мендоса», 40 автоматических винтовок «Стар», 3 ручных пулемета, 1 карабин, пистолеты, револьверы и около 100 тысяч патронов114.

Однако с самого начала отчаянный план стал давать сбои. Из-за шторма отряд Ф. Кастро смог высадиться на Кубе лишь 2 декабря, на два дня позже, чем планировалось. К этому времени несогласованные, разрозненные вооруженные выступления, начатые на острове, были подавлены. Батиста получил возможность сосредоточить все свои силы на уничтожении высадившихся повстанцев.

Отряд Кастро был фактически разгромлен. Лишь 12 участникам экспедиции во главе с самим Ф. Кастро удалось уцелеть и прорваться в горы Сьерра-Маэстра (провинция Орьенте). Там после недолгого совещания было принято решение: накапливать силы и постепенно переходить в ведению партизанской войны. Несмотря на кажущееся безрассудство, это решение оказалось самым верным, и уже в начале 1958 года восстание охватило значительную часть Кубы.

Попытка Батисты в мае 1958 года провести широкую контрповстанческую операцию под названием «Финальная фаза» окончилась для диктатора провалом: более 400 батистовских солдат и офицеров были взяты в плен.

12 ноября 1958 года Ф. Кастро отдал приказ о начале операции «Решающее вторжение». К этому времени перевес в силах все еще оставался на стороне правительственных войск. Армия Батисты насчитывала около 50 тыс. военнослужащих, в том числе свыше 2 тыс. офицеров, 80 самолетов, 30 легких и средних танков, 50 бронемашин, 400 автомобилей, несколько десятков боевых кораблей. Но деморализованная армия уже не могла оказать серьезного сопротивления Повстанческой армии: солдаты и офицеры сотнями сдавались в плен. Исход восстания был предрешен. В ночь на 1 января 1959 года Батиста был вынужден бежать с Кубы.

Соединенные Штаты сначала заняли позицию нейтралитета в отношении повстанческого движения. Но с каждым днем Ф. Кастро вызывал в Вашингтоне все большее раздражение. После бегства Батисты при активном участии американского посольства была срочно сформирована правительственная хунта, которая провозгласила президентом страны члена верховного суда Карлоса Мануэля Пьедро. Но было уже поздно. Всеобщая политическая забастовка в Гаване (около 500 тыс. чел.) под лозунгом «Вся власть Повстанческой армии!» кардинальным образом изменила политическую ситуацию в стране. Под натиском народа временное государственное руководство было вынуждено покинуть страну.

2 января 1959 года в город вступили первые колонны партизан под командованием Э. Че Гевары и К. Сьенфуэгоса. Столичный гарнизон не осмелился оказать сопротивление повстанцам. Ф. Кастро и его сторонники, несмотря на все прогнозы зарубежных аналитиков, победили. Это была оглушительная публичная «пощечина» администрации США, определившая все дальнейшие взаимоотношения между странами. «Обида» американцев была столь сильной, что когда в апреле 1959 года Ф. Кастро, как глава государства, приехал в Вашингтон по приглашению Американской ассоциации издателей газет, президент Эйзенхауэр покинул столицу, чтобы не принимать кубинского лидера. Эту миссию он возложил на Никсона, встретившегося с Фиделем в здании конгресса. Однако разговора о сотрудничестве между странами не получилось. По словам бывшего начальника Аналитического управления КГБ СССР генерал-лейтенанта Н.С. Леонова, Кастро натолкнулся «на хамство, наглость, высокомерие»115. Это не могло не задеть импульсивного и самолюбивого Фиделя и несомненно оказало большое влияние на его дальнейший антиамериканизм.

11 января Революционное правительство Кубы было признано Советским Союзом. А спустя полгода, в июле 1959 года, начальник разведки Кастро майор Рамиро Вальдес отправился в Мексику для проведения секретных переговоров с советским послом и резидентурой КГБ. В результате, по информации К. Эндрю и О. Гордиевского, на Кубу было направлено некоторое количество советских советников (по западным источникам — более 100), которые должны были перестроить систему разведки и безопасности Кастро. Среди них было много «лос ниньос» — детей испанских коммунистов, обосновавшихся после гражданской войны в Испании (1936—1939 гг.) в СССР. Некоторые из них получили военное образование, участвовали в Великой Отечественной войне, как в составе действующей армии, так и в разведывательно-диверсионных отрядах. Благодаря их помощи на Кубе были созданы сеть учебных центров по подготовке партизан и отряды кубинской добровольной дружины116. Тем не менее, Москва была еще не готова открыто втягиваться в «революционный» процесс в регионе, входившем в зону активного влияния США. Посредником между революционной Кубой и Советским Союзом стала социалистическая Чехословакия.

В октябре 1959 года в Гавану прибыла советская «культурная делегация» во главе с А.И. Алексеевым — бывшим 1-м секретарем Посольства СССР в Аргентине и офицером КГБ 117. Главными целями этой делегации были ознакомление с обстановкой на Кубе и подготовка почвы для установления дипломатических отношений. По всей видимости, кубинские лидеры произвели на посланников СССР благоприятное впечатление, и спустя короткое время — в мае 1960 года между странами были установлены дипломатические отношения118. 9 июля 1960 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев уже публично заявил: «Мы все сделаем, чтобы поддержать Кубу в ее борьбе... Теперь США не так уж недосягаемы, как когда-то».

Дрейф Ф. Кастро в сторону «коммунизма» становился очевидным. Еще в мае 1959 года в Гаване был принят Закон об аграрной реформе, положивший конец крупному помещичьему землевладению — латифундизму. Во второй половине 1959 года кубинские власти утвердили Закон о контроле над полезными ископаемыми, в соответствии с которым компании США облагались 25% налогом от стоимости вывозимых металлов и минералов. Затем был принят еще ряд актов, значительно ограничивших американское всевластие в экономике Кубы. 6 июля 1960 года был утвержден Закон о национализации предприятий и имущества американских граждан. И, наконец, в феврале 1960 года во время визита в Гавану члена Политбюро ЦК КПСС А.И. Микояна было подписано первое советско-кубинское торговое соглашение. СССР брат на себя обязательства закупить на Кубе 5 млн. тонн сахара в течение пяти лет, обеспечивать Кубу нефтью и нефтепродуктами и предоставить кредит в 100 млн. долларов119.

Ответом Запада на сближение Кубы с Советским Союзом стало экономическое эмбарго Кубы.

Помимо открытых экономических санкций, американская администрация с начала 1960 года приступила к подготовке насильственного свержения правительства Кастро. На это уже вынужден был реагировать Советский Союз.

Несмотря на то, что идеологический фундамент Ф. Кастро все еще вызывал сомнения, его успех в удержании и укреплении власти импонировал Москве. Советские руководители увидели в кубинском лидере фигуру, способную резко изменить геополитическую ситуацию в Латинской Америке — «на заднем дворе» США. И уже в конце 1960 года на Кубу стало поставляться советское современное бронетанковое, артиллерийско-минометное вооружение и некоторые виды стрелкового оружия. Небольшая группа советских военных специалистов развернула ускоренную подготовку орудийных расчетов, танковых экипажей и изучение основ тактики их применения в местных условиях120. Это было неоценимой помощью для обороны молодой республики, поскольку предпринятые до этого попытки приобрести оружие в Западной Европе, главным образом в Бельгии и Италии, были пресечены Соединенными Штатами. Дело доходило даже до диверсионных актов. Так, в марте 1960 года кубинскими контрреволюционерами был взорван французский корабль «Ля Кубр», находившийся в гаванском порту. На корабле находилось оружие и боеприпасы, закупленные правительством Ф. Кастро в Бельгии. В результате теракта погибло много матросов, портовых рабочих и солдат революционных вооруженных сил.

4 августа и 30 сентября 1961 года между Кубой и СССР были подписаны два крупных соглашения (на льготных условиях) о советских военных поставках в период 1961 — 1964 годов. Общая сумма первого договора составляла 18,5 млн. долларов, из которых Куба должна была выплатить только 6 млн. Второго — 149,55 млн. с выплатой лишь 67,55 млн.121. Оба договора включали вооружение для армии, авиации и военно-морского флота: артиллерийские орудия различных типов, танки и БТР, средства связи и радиолокационные станции, боевые самолеты МиГ-15, бомбардировщики Ил-28, вертолеты Ми-4, транспортные самолеты и аэродромное оборудование, торпедные катера и противолодочные суда122.

Третий договор был подписан 13 июля 1962 года, во время визита в Москву министра РВС команданте Рауля Кастро. Новый документ отменял долги кубинской стороны по предшествовавшим договорам; кроме того, предусматривалась бесплатная поставка на Кубу вооружений и боеприпасов в течение двух лет. На основе этих договоров уже в начале 1962 года кубинскому флоту были переданы 6 МПК (проект 1226) и 12 ТКА (проект 183), а также подписаны контракты на поставку еще 6 МПК (проект 201), 12 ТКА (проект 23к, типа «Комсомолец») и 10 радиолокационных постов123.

Помимо этого СССР обязывался поставить станки для различных ремонтных мастерских и все необходимые боеприпасы. Договоры также предусматривали отправку на Кубу военных специалистов, необходимых для обучения кубинских военнослужащих, и оговаривали аспекты, связанные с подготовкой кубинских специалистов в советских военных учебных заведениях124.

Как уже отмечалось выше, в начале 1960 года Вашингтон взял курс на насильственное свержение правительства Ф. Кастро.

17 марта 1960 года президент США Эйзенхауэр отдал распоряжение ЦРУ организовать в Гватемале подготовку кубинских контрреволюционеров с целью вторжения, а 27 октября дал разрешение на проведение первых полетов разведывательных самолетов U-2 над Кубой. Одновременно была развернута масштабная информационно-психологическая война. 1959 и 1960 годы отмечены многочисленными подрывными акциями: проводились бомбардировки, самолеты, базировавшиеся во Флориде, каждые 15 дней совершали облеты кубинской территории, осуществлялись диверсии, агенты ЦРУ угоняли морские суда и самолеты, велась ожесточенная контрреволюционная пропаганда, не прекращалось дипломатическое давление в целях изоляции Кубы, применялись дискриминационные меры в области торговли. В операцию были вовлечены корабли 6-го Средиземноморского и Атлантического флотов, а также силы, находившиеся на базе Гуантанамо (анклав на кубинской территории).

Однако главное внимание уделялось практической подготовке интервенции. Политическое «руководство» разрозненными группировками кубинских эмигрантов (в это время насчитывалось до 180 таких организаций, в том числе пять крупных) взяла на себя американская разведка. Объединенная антикубинская организация получила название Революционно-демократический фронт, во главе которого стояли Тони де Варона и куратор ЦРУ Мануэль Артиме Буэса. Подготовка проводилась на базах Флориды, Никарагуа и Гватемалы. Одним из центров подготовки в Гватемале была кофейная плантация Роберто Алехоса.

Апогеем антикубинской деятельности Эйзенхауэра стал разрыв 3 января 1961 года дипломатических отношений с Кубой. Это произошло за несколько дней до окончания его президентского мандата и передачи полномочий Дж. Кеннеди.

Новое правительство продолжило разработку операции по вторжению на Кубу, осуществление которой было возложено опять-таки на Центральное разведывательное управление.

Во время окончательного рассмотрения плана в Белом доме руководители ЦРУ заверили президента и участников совещания, что на Кубе уже подготовлено свыше 2500 вооруженных контрреволюционеров и что как только на остров высадится бригада вторжения, на помощь им придет, по меньшей мере, четверть населения Кубы. Министр обороны Р. Макнамара и начальники штабов видов вооруженных сил поддержали ЦРУ. После этого президент Кеннеди утвердил разработанный план.

14 апреля 1961 года «армия вторжения» в количестве 1500 человек погрузилась на корабли в Никарагуа (провожал их лично президент Никарагуа Луис Сомоса) и под прикрытием миноносцев флота США и самолетов американских ВВС направилась к берегам Кубы.

17 апреля 1961 года отряды контрас (кубинских контрреволюционеров) при поддержке 4 танков М41 высадились в заливе Кочинос и попытались закрепиться на кубинской территории. Однако Гавана, благодаря полученной от разведки информации, была готова к отпору. К этому времени кубинские вооруженные силы уже имели в своем распоряжении достаточное для отражения количество советского оружия, вооружение из Чехословакии и Польши, а также подготовленных офицеров, прошедших обучение в советских военных академиях. Немалую роль в отражении агрессии сыграли и советские военные специалисты, находившиеся в это время на Кубе. В результате в течение 2—3 дней отряды контрас были полностью разгромлены, а около тысячи взято в плен.

Оставшиеся в живых контрреволюционеры были приняты Кеннеди и его супругой Жаклин на стадионе в Майами. «Сегодня вы проиграли, — заявила Жаклин, — но ваш вклад в дело свободы и демократии останется в анналах истории».

Провал интервенции потряс всю послевоенную систему межамериканских отношений. Впервые в XX веке в Латинской Америке потерпела поражение интервенция, подготовленная и поддержанная Соединенными Штатами Америки. Небольшая страна, вставшая на путь независимого развития, сумела с оружием в руках отстоять право на самостоятельное определение своей страны. Это был вызов лидирующему положению США в Западном полушарии.

Кроме того, поражение в бухте Кочинос стало болезненным ударом по личному престижу Кеннеди. Во время «саммита» в Вене в июне 1961 года он вынужден был публично признать, что интервенция против Кубы была «ошибкой». Многими этот шаг был воспринят как унизительный. Один американский обозреватель по этому поводу заметил: «Это сильно нарушило баланс первых двух лет правления, отныне приходилось прибегать к жесткой линии; надо было показать местным критикам, что силы воли ему не занимать, а русским — что, несмотря на неразумность этой авантюры, у него твердая рука. Правительство, действовавшее поначалу легко и непринужденно, демонстрировавшее уверенность в своих силах, проявлявшее в одних случаях напористость и боевитость, а в других стремление уменьшить напряженность в мире, затем было вынуждено прибегнуть к жестким мерам в силу причин как внутреннего, так и внешнего порядка; лишь 18 месяцев спустя, когда оно уже увязло во Вьетнаме, первоначальный баланс начал восстанавливаться... Вторже ние на Кубу заставило Кеннеди осознать свою уязвимость и необходимость доказать, что он отнюдь не молодой и слабый президент»125.

Наученный горьким уроком Кеннеди пришел к выводу, что любую военную акцию против Кубы следует проводить вооруженными силами своей страны. Это послужило толчком для дальнейшей разработки крупной подрывной акции, которую, как стало известно позже, предполагалось завершить в октябре 1962 года.

1 марта 1993 года газета «Бостон глоб» опубликовала ранее секретный доклад, подготовленный американским адмиралом Робертом Деннисоном в 1963 году и полностью посвященный событиям кубинского кризиса. В документе, в частности, отмечалось, что разработка планов авианалета, вторжения или сочетания того и другого была закончена, и войскам был отдан приказ о готовности к бою номер один между 8 и 12 октября 1962 года. Забегая вперед, отметим, что аэрофотосъемки советских ракет, размещенных на Кубе, ставшие точкой преткновения Карибского кризиса, были сделаны как минимум на два дня позже —14 октября. 15 октября они были отпечатаны и проанализированы и лишь 16 октября легли на стол президента Кеннеди126. Таким образом, доклад адмирала Деннисона недвусмысленно свидетельствует о том, что США планировали военное вторжение на Кубу гораздо ранее советской инициативы размещения там ракет.

Разработка плана новой операции вторжения на Кубу, получившей название «Мангуста», была завершена в ноябре 1961 года. К этому же времени была сформирована и так называемая Специальная расширенная группа, на которую возлагалась ответственность за ее проведение. В эту представительную группу входили: специальный советник президента по национальной безопасности генерал Максвелл Тейлор, специальный помощник президента по национальной безопасности Макджордж Банди, директор ЦРУ Джон Маккоун, председатель комитета начальников штабов генерал Лаймен Лемницер, заместитель министра обороны Росуэлл Гилпатрик и Роберт Кеннеди. По необходимости к работе группы привлекались госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара, а также главы других министерств. Во главе операции был поставлен бригадный генерал Эдвард Д. Лендсдейл. В дополнение была сформирована оперативная бригада — «целевая группа W», которую возглавил Уильям К. Харвей, офицер с большим опытом подпольных операций127.

Проект Лендсдейла («Проект Куба») включал в себя 32 задачи ведения негласной войны и предусматривал проведение акций по свержению кубинского правительства в четыре этапа — с марта по октябрь 1962 года128.

Каждый этап предполагал различные взаимосвязанные действия: внедрение агентов, создание партизанских баз (вдобавок к уже созданным ранее ЦРУ), забастовки, применение биологического и химического оружия для уничтожения посадок сахарного тростника, подделку денег и продовольственных карточек, налеты на нефтеперерабатывающие заводы, минирование промышленных и торговых предприятий, психологическую войну и т.д. Спектр мер и средств был чрезвычайно широк.

Операция должна была завершиться инспирированным ЦРУ народным восстанием, за которым последовала бы военная оккупация острова и формирование угодного Вашингтону правительства.

Для реализации «Проекта Куба» в университетском городке Майами был организован специальный разведывательно-диверсионный центр под кодовым названием JM/WAVE. В его задачи входили не только разработка операций, но и связь между ЦРУ и другими структурами и организациями в Латинской Америке, заинтересованными в свержении правительства Ф. Кастро. В штат центра входило до 400 «курирующих офицеров» секретных служб. В подчинении каждого из них находилось от 4 до 10 ведущих агентов, объединенных под кодовым названием AMOTS, которые в свою очередь руководили группами, включавшими от 10 до 30 рядовых агентов. Почти все они были кубинскими контрреволюционерами, осевшими в США129. Таким образом, по самым скромным подсчетам, общее число рядовых сотрудников JM/WAVE достигало 12 тысяч человек. Если же брать максимальные цифры, то оно возрастает до 120 тысяч.

Под «крышей» центра действовали флотилии мелких судов, плавучих баз, замаскированных под торговые суда, которые один из неустановленных источников ЦРУ охарактеризовал в газете «Майами Геральд» как «третью по величине флотилию Западного полушария». Группа JM/WAVE имела в своем распоряжении воздушную компанию «Саусерн Эйр Трэнспорт», приобретенную в 1960 году и затем финансировавшуюся через фирму «Эктус Текнолоджи Инк.», а также компании «Пасифик Корпорейшн» и «Мэнуфэкчес Хановер Траст Компании» с миллионными капиталами.

Кроме того, центр владел солидной недвижимостью в Майами: фешенебельные виллы, используемые в качестве явочных квартир, причалы для судов, осуществлявших на Кубу переброску агентов, оружия и боеприпасов. Существовали также компания-фантом «Зенит Текнолоджикел Сервисес», являвшаяся штаб-квартирой JM/WAVE, и 54 других коммерческих заведений, служивших вывеской для прикрытия секретной деятельности и для обслуживания операций центра. А также фирмы по продаже судов, магазин по торговле оружием, туристические бюро, конторы по продаже земельных участков и даже сыскное агентство130.

Насколько о «Проекте Куба» была осведомлена советская разведка, автору не известно. Однако было много другой информации, указывавшей на агрессивные намерения США. Так, под видом маневров и учений («Лантифебекс 1-62», «Юпитер Спринт»), проводившихся в Карибском море, спецгруппы американских войск отрабатывали порядок десантирования на Кубу. Был усилен гарнизон военно-морской базы США Гуантанамо, размещавшейся на Кубе, а президент США получил согласие конгресса на призыв в армию 150 тысяч резервистов131. Активизировали свою деятельность и подпольные группы на самом острове.

Косвенное подтверждение планируемой агрессии было получено во время визита А.И. Аджубея в Америку. При посещении Белого дома президент Кеннеди с запальчивостью сказал ему, что Куба такая же американская сфера влияния, как Венгрия — советская132. Подобная аналогия не могла не усилить подозрений Москвы относительно намерений США.

Все эти факты указывали на то, что США ведут активную подготовку к свержению правительства Кастро с целью установления на острове проамериканского режима. В связи с этим советским руководством было принято решение не ограничиваться только политической поддержкой Кубе, помощью оружием и военными советниками, а разместить на острове советские ракеты среднего радиуса действия и необходимый для их прикрытия воинский контингент. Такие меры, по мнению советских лидеров, должны были заставить американцев отказаться от открытой агрессии против первого государства в Латинской Америке «социалистической ориентации». Хрущев неоднократно потом подчеркивал, что размещение советских ракет на Кубе преследовало только одну цель — оборонительную, ни о каком развязывании войны речь не шла.

Впервые мысль установить на Кубе советские ракеты средней дальности, по мнению одного из активных участников событий генерала армии А.И. Грибкова133, возникла у Н.С. Хрущева после визита на остров в феврале 1960 года члена Президиума ЦК КПСС А.И. Микояна. Апрельский (1961 г.) доклад министра обороны Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского о развертывании американских ядерных ракет в Турции укрепил его в правильности этой идеи как ответной меры против экспансии США. В конце апреля 1962 года Н.С. Хрущев поделился своими соображениями с А.И. Микояном, а в начале мая — на совещании с узким кругом должностных лиц. В совещании принимали участие А.И. Микоян, Ф.Р. Козлов, А.А. Громыко, Р.Я. Малиновский и Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза С.С. Бирюзов. На нем Хрущев заявил о необходимости размещения советских ядерных ракет на кубинской территории в связи с большой вероятностью американского вторжения на Кубу и дал конкретные указания министру обороны СССР на дальнейшую проработку вопроса134.

24 мая 1962 г. вопрос о помощи Кубе был обсужден на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС. Решение о проведении специальной операции по переброске советских войск, получившей кодовое название «Анадырь», подписали все члены Президиума ЦК КПСС и, после определенного нажима Н.С. Хрущева, все секретари ЦК. По мнению лидеров СССР, это было единственной возможностью оградить Кубу от прямого американского вторжения.

Вскоре в Гаване прошли переговоры между кубинской и советской сторонами, были разработаны основные положения Соглашения о размещении на Кубе Группы войск и ракет среднего радиуса действия. Фидель Кастро одобрил решение Президиума ЦК КПСС от 24 мая, оговорив, что если оно послужит делу победы мирового социализма, борьбе против американского империализма, Куба согласна пойти на риск и взять на себя долю ответственности за установку ракет. При этом у члена советской делегации С.С. Бирюзова сложилось мнение, что Ф. Кастро свое положительное решение к размещению ракет оценивал как помощь Кубы Советскому Союзу в достижении его собственных целей, а не наоборот135. Окончательный текст Соглашения, после внесения поправок кубинцев, был подготовлен в Москве в августе 1962 года. Затем документ пересняли на пленку, и легендарный герой кубинской революции майор Эрнесто Че Гевара де ла Серна, снабженный устройством экстренного уничтожения пленки в случае опасности, лично доставил ее Фиделю Кастро. Однако формально подготовленный и согласованный новый вариант договора о советско-кубинском военном сотрудничестве так и не был подписан из-за стремительного развития событий в Карибском регионе. Все дальнейшие шаги осуществлялись фактически на основе устной договоренности.

Работу по осуществлению плана размещения советских войск на Кубе возглавил начальник ГОУ — заместитель начальника Генерального штаба, секретарь Совета обороны генерал-полковник С.П. Иванов. В Главном оперативном управлении был создан специальный отдел, в состав которого вошли генералы и офицеры различных управлений ГШ, а также Главного управления кадров, центральных управлений — военных сообщений и финансового. Отдел возглавил Н. Николаев.

В итоге был выработан документ «План подготовки и проведения мероприятия «Анадырь», который подписали начальник ГШ и ГОУ ГШ, а впоследствии утвердил министр обороны. Согласно этому плану общая численность группы войск должна была составлять 44 тысячи человек. Для перевозки личного состава с оружием и военной техникой требовалось не менее 70 морских судов136.

К 20 июня была сформирована Группа советских войск на Кубе (ГСВК) для участия в операции «Анадырь».

По плановым расчетам Группа включала в себя:

1. Штаб группы (133 человека), состоящий из оперативного управления и отделов (разведки, баллистики, топогеодезического, метеослужбы, комплектования и учета, восьмого, шестого);

2. Ракетные войска стратегического назначения: 51 -я ракетная дивизия (командир — генерал-майор И. Д. Стаценко).

3. Сухопутные войска: 302, 314, 400 и 496-й отдельные мотострелковые полки, каждый из которых по своему составу фактически представлял мотострелковую бригаду.

4. Войска противовоздушной обороны: 11-я зенитно-ракетная дивизия ПВО, включавшая 16,276 и 500-й зенитно-ракетные полки по четыре дивизиона в каждом и отдельную подвижную ракетно-техническую базу (пртб); 10-я зенитная дивизия ПВО, включающая 294, 318 и 466-й зенитно-ракетные полки по четыре дивизиона в каждом и отдельную ПРТБ; 32-й истребительный авиационный полк (40 самолетов МйГ-21).

5. Военно-Воздушные Силы: 134-я отдельная авиационная эскадрилья (11 самолетов); 437-й отдельный вертолетный полк (33 вертолета Ми-4); 561 и 584-й полки фронтовых крылатых ракет (по 8 ПУ в каждом полку).

6. Военно-Морской Флот: эскадра подводных лодок, состоявшая из 18-й дивизии (7 подводных лодок) и 211-й бригады (4 подводные лодки) и 2 плавбаз; эскадра надводных кораблей, состоявшая из 2 крейсеров, 2 ракетных и 2 артиллерийских эсминцев; бригада ракетных катеров (12 единиц); отдельный подвижной береговой ракетный полк (8 ПУ типа «Сопка» противокорабельной системы); минно-торпедный авиационный полк (33 самолета Ил-28); отряд судов обеспечения (2 танкера, 2 сухогруза и плавмастерская).

7. Тыл: полевой хлебозавод; три госпиталя (на 200 коек каждый); санитарно-противоэпидемический отряд; рота обслуживания перевалочной базы; 7 складов (2 продовольственных, 2 автотранспортного и авиационного горючего, 2 жидкого топлива для ВМФ, и вещевой).В соответствии с принятыми решениями, все соединения и части оснащались новейшим оружием и военной техникой 137.



Русский Фашизм

89,9% россиян - полностью разучились воспринимать письменные доказательства
ИГИЛ через Асада поставлет топливо для нужд российской военной группировки
Теракты или Путин: Ультиматум всем европейцам от Путина и Русских палачей
Сирия: Крылатые преступники России, участники карательных операций (Фото)
Литвиненко напрямую обвинил президента России Владимира Путина в педофилии
Путин - Кремлевский чикатило и Педофил
"Великому" Путину - предложили присвоить звание Генералиссимус
Русский фашист Дугин - консультирует Украинских сепаратистов (видеофакт)
Фашист Санкт-Петербурга: Дмитрий Грицюк хвастается убийством Украинцев
Военные преступления России в Украине: "Путин - поджигатель войны!" (Видео)
Связь Русских террористов с Единой Россией, ФСБ и ГРУ собирается взрывать дома (Аудио)
Как "Великая" российская Армия расстреливала в спину украинских военных (Аудио)
Жириновский оказывает поддержку террористам из ФСБ и ГРУ на самом высоком уровне (Аудио)
Солдат армии РФ спалил Россию: Ночная долбежка Украины с территории России (Фото)
Приказ на расстрел Майдана, и агрессию отдал президент России - В. Путин
Православие в Законе (Видео)
Выступления Путина и Гитлера (видео)
Атаман российских казаков - «Первый» (Путин) руководит террористами (видео)
Русский Фашизм и Сатанизм от Владислава Карабанова и АРИ (Аудио)
Русский Фашизм: АРИ и Владислав Карабанов - переплюнули доктора Геббельса
О Богоизбранности Русского народа. И её последствия
Борис Стругацкий. Фашизм - это очень просто (Эпидемиологическая памятка)
Русский Фашизм: Российская авиация нанесла авиаудар по Снежному
Российская армия бьет «Градами» по Украине из села Гуково (Россия)(Видео-факт)
Русский террорист Гиркин взял ответственность за сбитый пассажирский Боинг-777
СБУ перехватила разговор Русских террористов которые сбили Боинг 777 (Аудио)
СБУ обнародовала переговоры террористов о получении ЗРК "Бук" из России (Аудио)
Русские Спецбанды ФСБ и ГРУ уничтожили цвет мировой науки и лекарство от ВИЧ