Узри корень, Все про Путина, Секретные материалы, Контрольный выстрел в голову России, Скрытая история, Рашизм, Путиниз
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 9-10-2011

55. Секретные войны СССР - Чехословакия. 1941-1989 гг (1)

Категория: Новости Сайта > Эксклюзив Сайта

Чехословакия — государство в Центральной Европе, образовавшееся в 1918 году как независимая славянская республика при распаде Австро-Венгерской империи, после Первой мировой войны. Первым президентом стал Масарик. Границы Чехословакии были определены Версальским (1919 г.), Сен-Жерменским (1919 г.) и Трианонским (1920 г.) договорами держав-победительниц с Германией, Австрией и Венгрией. В декабре 1935 года президентом страны был избран Э. Бенеш. Присоединение Чехословакии к Лиге Наций и заключение договоров с Югославией и Румынией в 1921 году, с Францией в 1924 году и с СССР в 1935 году обеспечили Чехословакии на некоторое время достаточную политическую стабильность. Однако в сентябре 1938 года в Мюнхене правительства Великобритании и Франции заключили соглашение с Германией и Италией о расчленении Чехословакии (так называемое Мюнхенское соглашение). В начале октября 1938 года Германия оккупировала Судетскую область, а Польша 2 октября — Тешинскую область. 2 ноября по так называемому Венскому арбитражу 1938 г. хортистская Венгрия захватила южные районы Словакии и Закарпатской Украины. В результате Чехословакия потеряла 1 /3 своей территории и населения, свыше 40% промышленности, значительную часть сырьевых ресурсов и оказалась в полной экономической и политической зависимости от Германии. 14 марта 1939 года по согласованию с Берлином словацкие сепаратисты объявили о создании «независимого Словацкого государства», а 15 марта германские войска завершили оккупацию чешских областей, которые указом Гитлера были превращены в «Протекторат Богемии и Моравии». Правительство Чехословакии во главе с Бенешем вынуждено было эмигрировать сначала в Париж, а затем в Лондон, где объявило о создании временного правительства. Советское руководство отказалось признать ликвидацию Чехословакии и осудило действия Германии, как акт произвола и агрессии.

Вступив в войну с Германией, Советский Союз первым из держав антигитлеровской коалиции признал чехословацкое правительство в Лондоне и 18 июля 1941 года заключил с ним соглашение о военном сотрудничестве, предусматривавшее восстановление Чехословакии в до-мюнхенских границах. На основе этого договора, по инициативе некоторых чехословацких офицеров: подполковника Л. Свободы110, штабс-капитана Я. Прохазки, надпоручика О. Рытиржа, надпоручика О. Яроша и других на территории СССР в конце 1941 года началось формирование чехословацких воинских частей. Как и во многих других случаях, основная нагрузка по их созданию легла на Советский Союз.

Формирование 1-го Чехословацкого пехотного батальона было начато в январе 1942 года в городе Бузулуке Оренбургской области. Обучение добровольцев проводилось советскими офицерами-инструкторами под руководством майора Пархоменко. В марте 1942 года личный состав батальона насчитывал около 600 человек. Свое боевое крещение он принял в марте 1943 года в бою у деревни Соколово на Харьковщине.

В сентябре 1943 года на базе батальона была развернута 1-я Чехословацкая бригада, позже развернутая в корпус. 30 сентября 1943 года бригада была направлена на фронт и приняла участие в ряде боев. Особенно она отличилась при освобождении Киева, за что была награждена орденом Суворова II степени. К этому времени бригада насчитывала 3517 человек, в том числе 82 женщины и 148 военнослужащих Советской армии. На ее вооружении находилось: 10 средних и 10 легких танков, 10 бронеавтомобилей, 212 тягачей, легковых, транспортных и специальных автомашин, 62 мотоцикла, 6 122-мм гаубиц, 12 76-мм пушек, 10 45-мм пушек, 30 минометов, зенитные, крупнокалиберные, станковые и ручные пулеметы — всего 99 пулеметов, 512 автоматов, 2158 винтовок, пистолеты и другое вооружение. Все это было передано бригаде, которой командовал полковник Л. Свобода, Советским командованием*. Следует сказать, что чехословацкий батальон, затем бригада, а с апреля 1944 года корпус** формировались с формального разрешения «лондонского» правительства Бенеша. Однако остерегаясь советского влияния на Чехословакию, оно старалось всячески тормозить активизацию их действий.

6 октября 1944 года 1-й Чехословацкий армейский корпус, после боев на Украине, штурма Карпат, совместно с 67-м стрелковым корпусом (командир — генерал И.С. Шмыго) 38-й армии 1-го Украинского фронта овладел Дукельским перевалом и вступил на территорию Чехословакии.

Помимо регулярных национальных воинских частей, созданных в СССР, на территории Чехословакии действовало большое количество партизанских отрядов, созданных либо Украинским штабом партизанского движения (УШПД), начальником которого был Т.А. Срокач, либо сформированных при участии советских военнослужащих. При УШПД находился даже постоянный представитель компартии Чехословакии А. Шрам.

Активизация партизанского движения на территории немецкого протектората относится к середине 1944 года, после того как в ЦК Коммунистической партии Украины (ЦК КП(б)У) обратились за помощью представители Коммунистических партий Чехословакии, Венгрии и Румынии. В решении Политбюро ЦК КП(б) от 5 июня 1944 года, в частности, отмечалось: «Удовлетворить просьбу ЦК коммунистической партии Чехословакии в оказании помощи в деле разворота партизанского движения на территории Чехословацкой Республики»*. В исполнение этого решения УШПД развернул сеть учебных центров, где под руководством советских специалистов стали обучаться партизанскому делу польские, чехословацкие, венгерские и румынские бойцы. В течение 1944 года несколько десятков групп партизан, прошедших подготовку в этих учебных центрах, были заброшены на территорию своих стран, в том числе 64 группы в Чехословакию, общей численностью 1352 человека. Из их среды выдвинулись известные командиры партизанских отрядов Л. Калина, Т. Пола, А. Шагат, Ш. Кашчак и другие. В качестве военных советников и инструкторов в такие отряды откомандировывались советские офицеры-специалисты.

Большое значение в партизанском движении на территории Чехословакии имела деятельность так называемых организаторских групп, создаваемых по опыту советских партизан. Численность организаторских групп, в частности для Словакии, была примерно около 20 человек каждая. Они находились под командованием советских командиров майора П.А. Величко, Е.П. Волянского, И.И. Диброва, К.К. Попова, А.С. Егорова и других. Только за вторую половину 1944 года в Словакию было переброшено 53 такие группы**.

Группы выбрасывались на парашютах. Они являлись ядром, быстро обраставшим партизанским составом из местных жителей, и сыграли большую роль в сопротивлении немцам. Так, например, были созданы в основном из словаков 1-я чехословацкая бригада им М. Штефаника, 2-я чехословацкая бригада «За свободу славян», бригада имени Яна Жижки***. Последняя была сформирована из группы парашютистов под командованием словацкого офицера из бригады Людвика Свободы Яна Ушьяка. Его военным советником был капитан Советской армии Даян Мурзин (после гибели Ушьяка он возглавил отряд). В течение нескольких дней на базе группы десантников из Киева (22 человека) был сформирован партизанский отряд, получивший имя Яна Жижки, численностью около 300 человек. В его состав записалось около 200 жителей села Склабина и несколько десятков бывших военнопленных солдат из всех европейских армий и даже два американских летчика-негра****. Основные командные должности в отряде заняли бежавшие из немецкого плена советские офицеры: капитан В. Грековский, один из первых командиров «катюш», лейтенант В. Нестеренко, П. Будько, И. Степанов, П. Москаленков, А. Котляров, Г. Гречин, К. Арзамасов и другие. К августу 1944 года численность отряда (позже бригады) достигала уже 620 человек. По данным командира отряда Д. Мурзина, за период с октября 1944 года по май 1945 года бригада им. Яна Жижки уничтожила свыше 4000 фашистов, сбросила с рельсов 60 составов, взорвала 86 мостов, провела более ста других операций, захватила в плен командира 16-й танковой дивизии генерала фон Мюллера*.

Кроме 1-й Чехословацкой партизанской бригады им. Яна Жижки, на территории Чехословакии в разное время действовали также бригады «Ян Козина», «Ян Гус», «Доктор Тырш», «Ермак», «Орел», отряд «Сталин зовет»** и другие, а также передислоцированные в Словакию советские партизанские соединения и отряды под командованием В.А. Кара-сева, В.А. Квитинского, М.И. Шукаева и некоторых других.

Здесь уместно упомянуть также о помощи, оказанной Советским Союзом Словацкому восстанию, активизировавшемуся в начале 1944 года***. По данным генерала армии С.М. Штеменко, повстанцам было направлено свыше 10 тысяч винтовок, автоматов, карабинов и пистолетов, около тысячи пулеметов, сотни противотанковых ружей, несколько миллионов патронов, а также различное снаряжение и медикаменты. На помощь восстанию были переброшены воздушным путем сформированные в СССР 2-я отдельная чехословацкая воздушно-десантная бригада, 1-й чехословацкий истребительный авиаполк, много инструкторов, военных советников и партизанских командиров.

Воздушно-десантная бригада была создана в основном из словаков, перешедших на советскую сторону осенью 1943 года в районе Мелитополя. Ее численность достигала почти 3 тысяч человек. Часть бойцов принимала участие в сражениях под Киевом и Белой Церковью. Некоторые воины получили ордена и медали за боевые отличия. После основательной боевой подготовки бригада 23 апреля 1944 года получила знамя, а ее личный состав принял присягу****.

Несмотря на то, что словацкое восстание потерпело поражение, оно оказало значительное влияние в освобождении Чехословакии от немецких войск. Спустя полгода советские войска вместе с частями чехословацкого корпуса генерала Л. Свободы завершили свой освободительный поход взятием Праги.

Здесь важно сделать некоторое отступление и коснуться одного события, связанного с освобождением чехословацкой столицы. В последние годы получило распространение утверждение, что Прага, в которой вспыхнуло народное восстание, была спасена частями «власовской» 1-й дивизии под командованием генерала Буняченко. Западные средства пропаганды как в период «холодной войны» с СССР, так и «информационно-психологической» с Россией отводили этому событию исключительное значение. Ведь общественное признание такого факта отчасти умаляло заслуги Советской армии в победе над нацистской Германией.

По одной из популярных версий, пражские события выглядят следующим образом.

23 марта 1945 г. Гитлер заявил, что существование 1-й русской дивизии оправдано лишь в том случае, если рассматривать ее как регулярную дивизию вермахта. Тем самым он недвусмысленно дал понять, что ее место на фронте. 6 марта дивизия в полном составе выступила в район действий 9-й армии генерала Буссе на плацдарм «Эрленгоф». 13 апреля после мощной артиллерийской подготовки и бомбовых ударов авиации два полка дивизии атаковали позиции 119-го укрепленного района советской 33-й армии южнее Фюрстенберга. Атака 3-го полка с юга после упорного боя, перешедшего в рукопашную схватку, была отбита уже к середине дня с большими потерями для наступающих. Более успешными были действия 2-го полка, атаковавшего плацдарм с севера при поддержке 12 танков и нескольких самоходных орудий. Здесь «власовцам» удалось овладеть первой линией советских окопов и продержаться на ней до следующего дня. Широко распропагандированное утверждение, что при первом контакте с красноармейцами их значительная часть сразу же перейдет на сторону «РОА», оказалось полностью несостоятельным. По всей видимости, такой оборот дела явился совершенно неожиданным для командного состава дивизии, и генерал Буняченко во избежание бессмысленных потерь и вопреки немецким приказам отвел дивизию на тыловой рубеж и спустя некоторое время двинулся в сторону Праги.

В первых числах мая она уже находилась недалеко от Праги, где к этому времени вспыхнуло национальное восстание. На его подавление были брошены крупные немецкие силы, в том числе — части СС. Восставшие, положение которых стало критическим, по радио обратились ко всем союзникам с просьбой о помощи. В том числе и к 1-й дивизии ВС КОНР. На совещании командиров полков было принято решение поддержать пражан и оказать им помощь.

Вечером 5 мая части 1-й дивизии вошли в Прагу и вступили в бой с немецкими войсками. К 7 мая значительная часть города оказалась в руках восставших и 1-й дивизии, которая к этому времени достигла восточных пригородов. Однако Чешский национальный совет, принявший на себя роль правительства, большинство в котором получили коммунисты, заявил, что «не желает иметь никакого дела с изменниками и немецкими наемниками». Опасаясь оказаться в зоне подступающих к Праге войск 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И.С. Конева, Буняченко отдал приказ о прекращении боевых действий и выходе из города.

Такова общая версия событий, сформированная главным образом бывшими «власовцами» и западными средствами массовой информации в период «холодной войны». Несколько иную картину рисуют документальные свидетельства.

Дело в том, что ни в опубликованных исследованиях, ни в доступных автору архивных материалах не было обнаружено ни одного документа, подтверждающего факт призыва руководителей чешского восстания к 1-й дивизии ВС КОНР оказать им вооруженную помощь. Нет ни одного слова о помощи чехам и в протоколах допросов генералов и офицеров РОА: Власова, Буняченко, Николаева, Жуковского и др. В этих документах действия 1-й дивизии объясняются процессом разложения личного состава и потерей контроля над военнослужащими командованием дивизии. Этот факт опровергает также распространенную версию авторов воспоминаний — участников событий об устной просьбе о помощи.

По всей видимости, действия бойцов 1-й дивизии в Праге стали последним выплеском злости, отчаяния, обреченности и ненависти по отношению к немцам — чувства, которые были преобладающими и ранее, но сдерживались благодаря дисциплине и авторитету командиров частей. Приказ Буняченко о боевых действиях в Праге был единственной возможностью удержать солдат от непредсказуемых действий и анархии. Такого же мнения придерживался и известный писатель-историк В.О. Богомолов. Ознакомившись с более чем 600 следственными делами военнослужащих 1-й дивизии ВС КОНР, включая старший офицерский состав, он не встретил ни одного упоминания об освободительной миссии «власовцев».

Немаловажным фактором боев в чешской столице стали и политические мотивы. Отдавая приказ о боевых действиях против немцев, Буняченко рассчитывал, что Прага попадет в зону оккупации американских войск и, таким образом, освобождение города станет «козырной картой» в переговорах о предоставлении чинам РОА политического убежища. Когда же Буняченко узнал, что американские войска приостановили наступление в этом направлении и Прага будет взята Красной армией, он в спешном порядке оставил город и двинулся в сторону расположения армий союзников.

11 мая в районе Шлиссельбурга 1-я дивизия ВС КОНР сложила оружие перед американскими войсками. Однако высшее американское командование отказалось принять ее в плен, мотивируя это решение тем, что дивизия находилась на территории, которую должны были занять советские войска.

В течение 13—14 мая 1945 г. частями 25-го советского танкового корпуса была пленена большая часть солдат и офицеров 1-й дивизии — около 11 тыс. человек и захвачена вся материальная часть, включая 5 танков, 5 самоходных установок, 2 бронетранспортера, 3 бронемашины, 38 легковых и 64 грузовых автомобиля, а также 1378 лошадей*.

Так закончилась эпопея «власовской армии». Тем не менее нельзя не отметить, что участие на стороне восставших пражан частей 1-й дивизии ВС КОНР в определенной степени облегчило вступление в город Советской армии. Всего же в течение ожесточенных боев в ходе освобождения восточной Чехословакии погибло свыше 80 тысяч советских и 6 тысяч чехословацких солдат.

В 1945 году, после окончания Второй мировой войны, независимость и целостность Чехословакии были восстановлены. Однако спустя короткое время в стране разразился правительственный кризис. Особенно накалилась обстановка в июле 1947-го — феврале 1948 года. Коммунисты раскрыли «заговор» в Словакии, что повлекло за собой массовые аресты лидеров словацкой Демократической партии. Представители Коммунистической партии отказались сотрудничать со словацкими демократами и подали в отставку. Их поддержал премьер-министр Готвальд, и процедура назначения членов корпуса уполномоченных (правительства) была изменена. В ноябре 1947 съезд Чехословацкой социал-демократической партии сместил прокоммунистически настроенного Фирлингера и избрал лидером социал-демократов более независимого Богумила Лаушмана. В феврале 1948-го большинство кабинета министров выступило с протестом против деятельности министра внутренних дел, члена КПЧ, который наводнил полицию коммунистами. Этот шаг, бросавший вызов коммунистам, привел к открытому столкновению. 20 февраля 1948 года по заранее согласованному сценарию подали в отставку двенадцать членов кабинета министров (представители Чехословацкой национально-социалистической, Чехословацкой народной партии и словацкой Демократической партии). Они предполагали, что президент Бенеш, сам бывший ставленником крупной чешской промышленной буржуазии, отправит в отставку весь кабинет министров и сформирует правительство без коммунистов. Однако этого не произошло, поскольку в тот же день ЦК КПЧ призвал к однодневной всеобщей политической стачке, назначил по согласованию с профсоюзами съезд представителей трудовых коллективов страны, делегаты которого должны были прибыть в Прагу для поддержки действий правительства ЧСР. Одновременно с этим в Прагу начали прибывать вооруженные отряды рабочей милиции с мест, в Братиславе и других городах и поселках коммунистические и профсоюзные функционеры начали создавать по распоряжению ЦК КПЧ Комитеты действий, бравшие под контроль буржуазные муниципалитеты и фактически начавшие осуществлять функции новой народной власти. Кроме того, прибывшие в страну незадолго до февральских событий чехословацкие коммунисты, бывшие до этого за рубежом и прошедшие соответствующую военную подготовку в рядах антифашистского сопротивления, были организованы в специальные группы, взявшие под контроль узлы связи, радиостанции, аэродромы, штаб-квартиры буржуазных партий и редакции крупнейших буржуазных газет. Полиция и армия не вмешивались в происходящее, исходя из полученных ими приказов от коммунистов, возглавлявших министерство внутренних дел (Вацлав Носек)

634

и спецслужбы, равно как и от связанного с советской разведкой с еще довоенных времен беспартийного генерала Людвика Свободы, являвшегося министром национальной обороны. 25 февраля Бенеш принял отставку министров-антикоммунистов, а двумя днями позже принял новое правительство, сформированное из коммунистов, представителей левого крыла социал-демократов и нескольких членов других партий. Единственный независимый министр; Ян Масарик, был вскоре найден мертвым — было объявлено, что он покончил жизнь самоубийством. 6 июня президент Бенеш ушел в отставку, а 3 сентября умер. Новую конституцию подписал президент Клемент Готвальд, который назначил премьер-министром Антонина Запотоцкого (после смерти Готвальда в марте 1953 года был избран президентом).

Новое правительство приняло решение о национализации крупных промышленных предприятий и банков, ликвидации путем земельной реформы остатков помещичьего землевладения на селе, ввело в действие новое трудовое законодательство. 27 июня 1948 года произошло объединение КПЧ и социал-демократической партии в единую марксистскую организацию, сохранившую название КПЧ. В 1960 году была провозглашена Чехословацкая Социалистическая Республика*. Через восемь лет страну потрясла «пражская весна».

Информация о неблагоприятных тенденциях в развитии идеологической ситуации в Чехословакии начала поступать в Москву уже в 1967 году, причем как по дипломатическим каналам из советского посольства в Праге, так и от лидеров некоторых социалистических стран, в частности Польши, ГДР, Болгарии.

Так, в информации ЦК КПСС для партийного актива о событиях в Чехословакии от 23 марта 1968 года отмечалось, что в 1967 году в Чехословакии «состоялись студенческие демонстрации с антиправительственными и антисоветскими лозунгами; на съезде писателей выявилась оппозиция политике КПЧ, были предъявлены требования об отмене цензуры, осуществлении «либерализации» общественной жизни. В КПЧ и вне ее рядов стали возникать острые дискуссии, в ходе которых ставились под сомнение некоторые направления политики партии по вопросам экономики, науки и культуры»**.

Донесения стали еще более тревожными, когда в средствах массовой информации Чехословакии стала звучать открытая критика деятельности А. Новотного, являвшегося первым секретарем ЦК КПЧ и президентом Чехословакии*. Не прошли незамеченными и выступления пражских студентов в ноябре 1967 года, требовавших осуществления реформ системы образования. Отмечалась критика политического курса страны на собраниях чехословацких писателей.

В декабре 1967 года по приглашению руководства КПЧ в Прагу прибыл Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Эта поездка выявила серьезные разногласия в Президиуме ЦК КПЧ, что вызвало беспокойство советского руководителя. Нарушение сплоченности в рядах партии, по его мнению, могло быть использовано «для ревизии генеральной линии КПЧ». Опасения Москвы вскоре оправдались.

В январе 1968 года в Праге состоялся пленум ЦК КПЧ, на котором было принято решение о разделении постов Первого секретаря ЦК КПЧ и Президента ЧССР. 5 января 1968 года первым секретарем ЦК КПЧ был избран А. Дубчек, до этого занимавший пост первого секретаря ЦК КП Словакии, по мнению Новотного — лидер словацких националистов.

Кандидатура А. Дубчека, считавшегося просоветски настроенным, устроила Москву. В Кремле чехословацкого партийного лидера называли не иначе как Александр Степанович, а Л.И. Брежнев вообще предпочитал называть его уменьшительно-ласково — Сашей. Тем более что на первой после своего избрания встрече с Брежневым, состоявшейся 30— 31 января в Москве, А. Дубчек обещал даже не делать радикальных персональных перемещений. Однако он вскоре нарушил свое слово и стал назначать партийных секретарей, заведующих отделами ЦК и министров, не согласуя кандидатуры с Москвой. Для Брежнева такое «неуважение» стало первым тревожным сигналом отхода Дубчека от «коллективной линии социалистического содружества»**.

В феврале — начале марта 1968 года относительно спокойная ситуация в Чехословакии была нарушена. Этому во многом способствовала фактическая отмена цензуры в прессе. До этого скрытое недовольство существовавшими порядками, накопившееся в обществе, в первую очередь среди интеллигенции, вырвалось наружу. Началась открытая критика стиля и методов работы КПЧ, профсоюзов, органов безопасности и юстиции. Под давлением общественного мнения со своих постов были сняты ряд секретарей ЦК, руководителей профсоюзов, министр внутренних дел и генеральный прокурор. На массовых митингах стали выдвигаться требования отставки А. Новотного с поста президента страны, что и произошло на внеочередном расширенном Пленуме ЦК КПЧ 28 марта. Новым президентом ЧССР стал ветеран антифашистского движения генерал Л. Свобода.

На фоне всех этих событий продолжали ухудшаться отношения СССР с Румынией: реальной стала угроза ее выхода из Варшавского договора. Критика, раздававшаяся в чехословацкой прессе в адрес Варшавского договора, вызывала опасения, что и Чехословакия может последовать за Румынией. А это привело бы к фактической ликвидации или, по крайней мере, значительному ослаблению западных границ стран ОВД.

Кризисная ситуация в Чехословакии не осталась без внимания западных структур психологической войны. Страну наводнили иностранные «туристы» и журналисты. 3 марта в передаче, посвященной мировым событиям, пражское радио не без гордости сообщало:

«Сегодня наша страна вновь является предметом разговоров, и регистрационные списки в пражских отелях за последние недели представляют собой перечень крупнейших мировых компаний прессы, радио и телевидения». И далее: «Немного обидно, что все эти гости приезжают в основном из стран, расположенных к западу от наших границ. В дружественных и союзных странах... насколько мы можем судить по их прессе, событиям в Чехословакии уделяется гораздо меньше внимания, и информация о них, как правило, очень скудна»*.

О наплыве западных «журналистов» отмечалось и в «Политическом письме Посольства СССР в США об основных направлениях американской пропаганды в связи с событиями в Чехословакии», датированном 3 октября 1968 года и подписанном послом СССР в США А. Добрыниным.

В нем говорилось:

«Как показывает анализ высказываний американских официальных лиц — как в публичных выступлениях, так и в беседах с нами и с другими дипломатическими представителями в Вашингтоне, — а также наши наблюдения за деятельностью в эти дни американской прессы, радио, телевидения, американская пропаганда, проводя клеветническую кампанию вокруг Чехословакии, стремится:

— воздействовать на ход событий в самой Чехословакии, всячески поощряя антисоциалистические силы в ней, оказывая этим силам моральную, политическую поддержку и «мобилизуя» на оказание такой поддержки реакцию, как в США, так и в других капиталистических странах;

— затруднить проведение Советским Союзом и другими странами Варшавского договора мер по нормализации положения в Чехословакии;

— поддержать и активизировать антисоциалистические силы в таких странах, как Югославия или Румыния, и различного рода идеологически незрелые и неустойчивые элементы в странах Варшавского Договора, войска которых находятся в Чехословакии;

— бросить тень на Советский Союз как основную опору антиимпериалистических сил в мире, в глазах прогрессивной общественности западных стран и стран «третьего мира» с целью ослабления советского влияния в этих странах и внешнеполитических позиций СССР в целом;

— отвлечь внимание от агрессивной войны США во Вьетнаме и империалистической политики США на Ближнем Востоке, а также в других районах мира».

Далее в письме отмечалось:

«Характерной чертой этой кампании с организационной стороны является то, что она строилась, особенно в первые дни, на наличии небывало многочисленной группы корреспондентов американской прессы, радио и телевидения в ЧССР как в период, предшествовавший введению союзных войск, так и в последующем.

Эти журналисты поставляли обширный печатный, фото- и телевизионный материал, заполнявший в первые дни почти целиком первые полосы газет, обычные и специальные выпуски последних известий радио и телевидения. Можно сказать, что именно этими материалами, подаваемыми в духе сенсации и «драматизма», буквально нагнеталась антисоветская истерия в США. Распространялись слухи об «убийствах», вымыслы о «терроре» и т.п., которые хотя в некоторых случаях и опровергались затем, но, тем не менее, оказывали определенное воздействие на американского обывателя.

На этой основе, с использованием эмоционального воздействия сообщений американских корреспондентов, выступавших в роли «очевидцев в Праге», велась обработка населения и подготовка разного рода «демонстраций», «протестов» в печати и т.п. Одновременно американская пропаганда поставляла материал (и при этом задавала тон) империалистической и проимпериалистической пропаганде в других странах, особенно в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Что касается Европы, где, как известно, усердствовали английская, западногерманская и французская пропагандистские службы, то здесь имело место самое тесное «сотрудничество»: в США, например, широко перепечатывались «аналитические» статьи В. Зорзы, а европейская буржуазная печать использовала и клеветнические материалы американских телеграфных агентств, газет и радио».

И, наконец: «Обращают на себя также внимание призывы в прессе США к более активному использованию форм и методов психологической войны, в том числе усилению радиовойны с помощью специально созданных на Западе радиостанций, вещающих от имени «чехословацкого подполья»*.

О связях радиостанций, вещавших на Чехословакию, с западными разведывательными службами в 1960—1970-е годы рассказал чехословацкий разведчик капитан Павел Минарджик, проработавший на радио «Свободная Европа» семь лет*.

В одном из интервью болгарскому журналу «Антени» он заявил следующее:

«Большинство ведущих сотрудников «Свободной Европы» — работники ЦРУ. Кук, Браун, Фишер и целый ряд других. Через них ЦРУ осуществляет руководство обеими радиостанциями («Свободная Европа» и «Свобода». — А.О.). Таким образом, это непосредственная связь. Кроме работников ЦРУ, в «Свободной Европе» сотрудничают и работники военной разведки G2. И в этом смысле связь осуществляется непосредственно. Радиостанции «Свободная Европа» и «Свобода» поддерживают ряд контактов с центрами изучения социалистических стран и СССР, с институтами Остфоршунга и другими центрами идеологических диверсий»**.

В другом интервью — корреспонденту АПН М. Абелеву Минарджик уточнил сведения об упомянутых выше сотрудниках ЦРУ.

Ричард Кук — исполнительный директор радиостанций «Свободная Европа» и «Свобода». Он прибыл в Мюнхен из отдела исследований ЦРУ. Некоторое время работал как представитель ЦРУ в госдепартаменте США, где занимался делегациями из Советского Союза. В «Свободной Европе» с 1963 года.

Ганс Фишер — директор кадрового и административного управления обеих радиостанций в Мюнхене. Сотрудничал с американской разведкой еще в 1944 году, в ЦРУ — с 1947 года.

Среди других сотрудников разведывательных служб США в руководстве «Свободной Европы» Минарджик упоминает политического советника директора радиостанции Ральфа Уолтера, являвшегося штатным сотрудником ЦРУ, Хью Эбота — руководителя, отвечающего за контроль над содержанием передач, являвшегося подполковником американской разведывательной службы, Фреде Эйдлине, переехавшего в двадцатые годы вместе с родителями из России. На «Свободной Европе» он стал работать с 23 августа 1968 года, политическим советником чехословацкого отдела. До этого проходил спецподготовку во Франции, Швейцарии и Австрии. С 1963 года по заданию ЦРУ неоднократно выезжал в Чехословакию для налаживания контактов с оппозиционно настроенной молодежью***.О непосредственной связи «Свободной Европы» и ЦРУ с событиями 1968 года в Чехословакии Павел Минарджик рассказал в одной из передач Чехословацкого радио:«У меня была возможность ознакомиться с одним материалом с грифом «Совершенно секретно» и привезти его. Он был подготовлен Комитетом радио «Свободная Европа» и называется «Задачи радиостанции «Свободная Европа». В нем 43 страницы, где рассматриваются все вопросы, связанные с идеологическими диверсиями против социалистических стран. Там можно найти все лозунги — это небезынтересно, — которые были позже в полной мере реализованы в Чехословакии в кризисный период 1968—1969 годов»*.

В первой главе документа, в частности, отмечалось:«Главное направление деятельности «Свободной Европы», подчеркивая особые интересы лиц интеллектуального труда, добиться их отхода от марксизма-ленинизма, пошатнуть основы социалистического строя. В этих условиях оппозиционно настроенные элементы получат возможность укрепить свой авторитет, одновременно поставив под сомнение компетентность высших партийных органов. По мере углубления этот процесс приведет к тому, что руководящий политический аппарат будет все более отстраняться от действительного руководства, фактическая власть перейдет к новым центрам, в которых сосредоточится оппозиция. Они должны полностью взять под свой контроль такие группы населения, как писатели, художники, артисты, верующие, техническая интеллигенция и другие. В результате новая элита завоюет доверие масс и вызовет недоверие к партийным органам»**. Заметим, что этот документ был составлен в 1963 году — год, который французская газета «Франс кюльтюр» назвала «вступлением к пражской весне 1968 года».Одним из наиболее убедительных свидетельств существования в Чехословакии организованного подполья является тот факт, что уже к 8 часам 21 августа, то есть через несколько часов после введения в страну союзных войск, во всех областях Чехословакии начало действовать около полутора десятков нелегальных радиостанций, именовавших себя «свободным, легальным чехословацким радиовещанием».

Подпольные радиостанции были также заранее смонтированы в автомашинах, поездах, устанавливались в бункерах МПВО, на чердаках жилых зданий и частных квартирах, в общественных зданиях. В отдельные дни работало до 30—35 подпольных радиостанций.Оппозиционерам удалось захватить ряд радиопередатчиков, подготовленных для обороны страны, и сеть радиопередатчиков организации Союза сотрудничества с армией.Более того, все подпольные радиопередатчики были объединены в сложную систему, руководители которой диктовали порядок, сроки и время радиопередач. Не подлежит сомнению, что она создавалась в течение длительного времени, задолго до 21 августа. Так, например, 21—22 августа в эфире появились передачи подпольных радиостанций под разными наименованиями: «Прага», «Градец Кралове», «Ческе-Будеевице», «Брно», «Плзень». 22 августа стали работать передатчики «Братислава», «Чехословакия-1».



Русский Фашизм

89,9% россиян - полностью разучились воспринимать письменные доказательства
ИГИЛ через Асада поставлет топливо для нужд российской военной группировки
Теракты или Путин: Ультиматум всем европейцам от Путина и Русских палачей
Сирия: Крылатые преступники России, участники карательных операций (Фото)
Литвиненко напрямую обвинил президента России Владимира Путина в педофилии
Путин - Кремлевский чикатило и Педофил
"Великому" Путину - предложили присвоить звание Генералиссимус
Русский фашист Дугин - консультирует Украинских сепаратистов (видеофакт)
Фашист Санкт-Петербурга: Дмитрий Грицюк хвастается убийством Украинцев
Военные преступления России в Украине: "Путин - поджигатель войны!" (Видео)
Связь Русских террористов с Единой Россией, ФСБ и ГРУ собирается взрывать дома (Аудио)
Как "Великая" российская Армия расстреливала в спину украинских военных (Аудио)
Жириновский оказывает поддержку террористам из ФСБ и ГРУ на самом высоком уровне (Аудио)
Солдат армии РФ спалил Россию: Ночная долбежка Украины с территории России (Фото)
Приказ на расстрел Майдана, и агрессию отдал президент России - В. Путин
Православие в Законе (Видео)
Выступления Путина и Гитлера (видео)
Атаман российских казаков - «Первый» (Путин) руководит террористами (видео)
Русский Фашизм и Сатанизм от Владислава Карабанова и АРИ (Аудио)
Русский Фашизм: АРИ и Владислав Карабанов - переплюнули доктора Геббельса
О Богоизбранности Русского народа. И её последствия
Борис Стругацкий. Фашизм - это очень просто (Эпидемиологическая памятка)
Русский Фашизм: Российская авиация нанесла авиаудар по Снежному
Российская армия бьет «Градами» по Украине из села Гуково (Россия)(Видео-факт)
Русский террорист Гиркин взял ответственность за сбитый пассажирский Боинг-777
СБУ перехватила разговор Русских террористов которые сбили Боинг 777 (Аудио)
СБУ обнародовала переговоры террористов о получении ЗРК "Бук" из России (Аудио)
Русские Спецбанды ФСБ и ГРУ уничтожили цвет мировой науки и лекарство от ВИЧ