Узри корень, Все про Путина, Секретные материалы, Контрольный выстрел в голову России, Скрытая история, Рашизм, Путиниз
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 30-07-2015

Особое мнение: Россия занимается суицидом... - Виктор Шендерович

Категория: Авторские Блоги > Виктор Шендерович

Особое мнение: Россия занимается суицидом... - Виктор Шендерович

Т.Фельгенгауэр: - Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я рада приветствовать в этой студии Виктора Шендеровича. Здравствуйте, Виктор Анатольевич!

В.Шендерович: - Добрый вечер!

Т.Фельгенгауэр: - Вопрос о подсудности дела Савченко решит Ростовский областной суд. Вроде как сегодня появились сообщения, что, может быть,и в Москву даже, переведут, но пока непонятно. Защита Надежды Савченко увидится с ней в ближайшие дни, и, по словам адвоката, родственники могут посетить ее в СИЗО. Как вы считаете, на фоне всего того, что сейчас происходит между Россией и Украиной и Россией и всем миром – есть сообщения… обмены, не обмены – есть надежда на то, что дело Надежды Савченко будет рассмотрено как-то по-человечески.

В.Шендерович: - Понимаешь, вот у тебя кофе там, в чашке, у меня-то чай…

Т.Фельгенгауэр: - У меня кофе в чашке.

В.Шендерович: -Вот гадай на кофейной гуще. Вот мы гадаем на кофейной гуще. Обрати внимание: есть уголовное дело, вот представь себе, что есть абстрактная страна N, в которой есть уголовное дело N. Обсуждается что – шансы на такой приговор — такой приговор, виновен – невиновен, мнения сторон, позиции стороны, силы позиций этих сторон. Мы послюнявим пальчик, поднимем его и… откуда ветер подует: может ли это означать перенос дела в Москву, может ли перенос дела в Москву означать какое-то подмигивание либеральным силам. То есть о законе речь не идет. Про закон мы с тобой твердо понимаем, что Савченко надо отпускать немедленно, а тех, кто ее похищали и год мучают, надо сажать по периметру всех – это, в общем, понятная вещь. Понятно, что в рамках закона любого, в том числе и нашего, разумеется, закона и права она абсолютно невиновна. Но дальше мы начинаем гадать: связано ли это со вчерашней ситуацией, кто-нибудь как-нибудь решил отыграть, поторговаться – мы начинаем гадать на кофейной гуще. И связано ли это с какой-то процедурной подробностью, которая не имеет значения или это перемена политики. Вот само это наше гадание на кофейной гуще в студии в Москве показывает степень деградации общественный институтов, потому что у нас нет, кроме этой кофейной гущи, никаких, собственно, способов понять, что происходит.

Т.Фельгенгауэр: - Так мы последние… много, в общем-то, лет живем исключительно сигналами, мы постоянно ловим сигналы и постоянно их интерпретируем.

В.Шендерович: - Считываем, интерпретируем. Это знаешь, вся советология, когда было закрытое, закупоренное общество, черный ящик — Советский Союз, то советологи, они сравнивали расположение этих старцев на мавзолее. Вот 1-го мая она взошли в таком порядке, а тут, смотри, 7 ноября этот передвинулся сюда, этот – туда. И они гадали о перестановках в Политбюро и о влияние того или другого. Ну, блин! 21 век! И главное, что мы же не в ЦРУ с тобой сидим, мы российские граждане. И мы о будущем собственной страны гадаем на кофейной гуще совершенно без всяких перспектив угадать, то есть, действительно, только лишь что пальцем в небо послюнявленным, вот и все.
Ну, это такая масштабная катастрофа, давняя. Что касается конкретно дела Савченко, то важно, мне кажется, что не допустили суда присяжных. Важно, мне кажется, что в связи с этим государство прекрасно понимает государственную, политическую важность этого дела. Для того, чтобы Савченко была признана невиновной, надо, чтобы кто-нибудь в Кремле умер, а лучше – два-три. Никаких других вариантов для того, чтобы она в суде была признана невиновной – нет.

Т.Фельгенгауэр: - Мы не желаем никому смерти, Виктор Анатольевич.

В.Шендерович: - Нет-нет, я просто констатирую варианты. Если кто-то мечтает, что Савченко признают невиновной, вот я просто говорю условия для этого.

Ясно, что рисковать нельзя. Ясно, что присяжные могут оказаться приличными людьми. Ясно, что судья должен быть здесь надежный с вытоптанной совестью и желательно с защемленными яйцами, чтобы все было надежно.

Т.Фельгенгауэр: - С присяжными там свои нюансы…

В.Шендерович: - С присяжными свои нюансы, но с присяжными есть нюансы, а судьей Данилкиным – нет. Значит, нужен судья Данилкин №2, человек, повторяю, с вытоптанной совестью и защемленными яйцами, чтобы можно было быть уверенным государству, что все пойдет так как надо, и что приговор будет соответствовать обвинительному заключению. Это государственное дело. Отпустить сейчас Савченко, признав ее невиновной, означает немедленно – то есть тут нет середины – маятник немедленно улетит, разумеется…

Т.Фельгенгауэр: - Обмен?

В.Шендерович: - А! Это другое дело. Это значит, что бандиты взяли заложника и меняют его. Отлично! Да, под это дело могут… это учитывается. Это в рамках нашего инструментария. Мы же говорим не о законе. Мы говорим о том, что бандит взял заложника и меняет его на что-то. Бандиты меняют на деньги, на свободу. В данном случае в каком-то смысле – на свободу: Мы вам – Савченко, вы нам – неучастие, отъезд по ряду позиций. Я думаю, что поэтому ее и держат.

Т.Фельгенгауэр: - Еще есть два россиянина, давайте не забывать, военных.

В.Шендерович: - Да, конечно, если бы только Россия воевала за этих военных так же, как Украина воюет за Савченко. Украина сделала ее дипломатической фигурой, дала ей международный статус и прикладывает усилия, чтобы вытащить. А мы первым делом сказали, что я не, и лошадь не моя. Да, может быть, обменяют.

Т.Фельгенгауэр: - Еще одно из самых важных событий этих суток – вето, которое наложила Россия на резолюцию по трибуналу международному. Совбез ООН – следили все внимательно. Одни мы проголосовали против. Ни Венесуэла, ни Китай…
В.Шендерович: - Да. Это и есть событие. Потому что то, что мы проголосуем против – это была хроника объявленной смерти, это были известно: мы анонсировали эту мерзость и этот идиотизм. А вот то, что мы остались совсем одни, то есть никто не захотел разделить с нами эту честь даже Венесуэла, это вот симптоматика уже очередная. Мы в полной и абсолютной изоляции. И даже наши немногочисленные и малоприятные на вид и запах партнеры уже тоже сторонятся такой чести, как минимум сдерживаются. К санкциям давеча присоединилась, знаешь, кто? Черногория. Это к вопросу о нашем статусе в мире. Черногория! Черногория, которая просто была последним союзником… первым, вечным! Вот Черногория, Болгария – вот уж точно братушки и только хорошее от нас видели. И мы их освобождали, а не оккупировали и то…

Т.Фельгенгауэр: - Ну и россияне очень любят в Черногории бывать, и, вообще, с ними контакты тесные.

В.Шендерович: - Да-да, не в этом дело. Это я сейчас говорю: с той стороны. Я сейчас говорю именно о взгляде с той стороны. Мы в абсолютной изоляции. Это, конечно, сильно напоминает 83-84 года. И Чуркин к этой рифме прибавляет обаяния, потому что он был секретарем нашим посольства в США, и он был один из первых, кто заявил – ты не помнишь, а я помню,— что Советский Союз непричастен к гибели южнокорейского «Боинга». Одним из первых, кто это сказал, был Чуркин. Рифма – великая вещь. Иногда она занимает несколько десятилетий. Ему не впервой врать в глаза, отбеляя преступное государство. Эта рифма очень значимая, она гораздо значимей, чем нам бы хотелось.

Т.Фельгенгауэр: - Но ничего ведь не изменится…

В.Шендерович: - В каком смысле?

Т.Фельгенгауэр: - Мы можем сейчас сказать много слов: вот изоляция, никто, даже те, на кого мы рассчитывали, никто не с нами, мы одни, и поэтому не произойдет ровным счетом ничего. Неужели же будут сделаны какие-то выводы, Виктор Анатольевич?

В.Шендерович: - Кем?

Т.Фельгенгауэр: - Российской Федерацией.

В.Шендерович: - Российской Федерацией? А что, в Советском Союзе в 83 году, в сентябре после гибели южнокорейского лайнера были сделаны какие-то выводы? Нет, это симптоматика обрушения, симптоматика углубления и изоляции, которая влечет за собой обрушение. Это будет не буквально так и не в такие сроки, как в прошлый раз, но будет непременно. И то, что происходит сегодня, это самоубийство государства – я уже об этом писал в Фейсбуке. Мы наблюдаем процесс суицида. Он просто несколько длиннее, больше этот процесс занимает у государства, чем у человека, но мы в процессе, как я понимаю.

Т.Фельгенгауэр: - Сейчас сделаем перерыв три минуты. Я напомню, что это особое мнение Виктора Шендеровича. Оставайтесь с нами!

РЕКЛАМА

Т.Фельгенгауэр: -Продолжается программа «Особое мнение». Я напоминаю, что в гостях у меня сегодня Виктор Шендерович. Еще одна тема, за которой внимательно следим, это выборы, попытки оппозиции поучаствовать в региональных выборах…

В.Шендерович: - Этот стон у нас песней зовется!

Т.Фельгенгауэр: - Да, упорство. Достойно ли оно лучшего применения или нет, но, тем не менее, сегодня ЦИК получил жалобу ПАРНАСА на отказ в регистрации на выборах в Новосибирской области. Там продолжается голодовка.

В.Шендерович: - Это упорство в правильном направлении. И знаете, работа команды Навального и результаты этой работы заставляют меня признать свою неправоту и изменить позицию по этому вопросу, потому что, собственно говоря, по вчерашнем эфиру… Тут ясно, что есть общий знаменатель, что и я, и Навальный, и все нормальные люди понимают, что никаких выборов не будет, что победить их все равно нельзя, что будут фальсификации, что будет админресурс, так сказать и все, что мы знаем – выламывание рук, суды — и все, что сопровождает наш выборный процесс.

Т.Фельгенгауэр: - И, несмотря на это…

В.Шендерович: - И, несмотря на это, меня впечатляют их результаты.

Т.Фельгенгауэр: - А какие результаты?

В.Шендерович: - Результаты: они заставляют власть снимать штаны и с голой грязной задницей на виду у всех бегать. Они заставляют это делать. Ведь обычно, когда мы анализируем прошедшее, мы смотрим уже с конца учебника, зная ответ. Но никогда неизвестно, какая соломинка проломит спину этого верблюда; какое усилие окажется последним, решающим, в какой момент прорвет – это никогда неизвестно. И надо прилагать усилия. Они прилагают эти усилия эффективно. Они находят правильные точки, они очень эффективно это делают.

Власть позорится снова в очередной раз прилюдно, громко позорится. И однажды это, конечно, прорвет. Каким образом – не знаю. Когда, в каком месте – не знаю. Но они направляют усилия в очень правильном направляют усилия. Они по разным направлениям направляют усилия, но вот это выбранное направление правильное и точное.
Опять-таки, если мы снаружи можем делать какие-то выводы — о чем они просигнализировали в очередной раз, как Навальный на московский выборах, так вот и сейчас эта попытка в Новосибирске? Власть страшно боится любого даже не то что равного ресурса – любого вообще участия… Власть страшно боится свободных людей, она их боится! Казалось бы, 86%, ну 84-89… Ну пусти ты их, ну пусть он наберет свои 3-5 процентов – то, что они провернули с Навальным, когда выпускали его опрометчиво против Собянина. Ну, пускай там, на периферии… Им нужна легитимация. Но они уже обожглись, и они уже понимают, что будет не 3-5, а что даже при равном административном ресурсе все равно будет двузначная цифра. И, в конечном счете они могут просто проиграть. Им придется просто потом фальсифицировать просто – я не знаю – по-ингушски — для того, чтобы победить.

И на этом этапе уже испуг власти, перепуг власти, количество мерзостей, которые они успели сделать на предварительных этапах – власть – в открытую, включая уголовные дела против тех, кто, собственно говоря, подготовил материалы о грядущих фальсификациях, о грядущих нарушениях в выборах, и тех людей, которые в Новосибирске… Власть сама работает на фальсификацию, а когда им приносят документы о фальсификации – тех, кто приносит эти документы, волочет под забор.

Т.Фельгенгауэр: - У меня вопрос. Если власть действительно боится, то почему же… Вот смотрите, мы все знаем, что случилось с Сергеем Удальцовым. Вот это испуг власти или нет? Когда человек просто изолируют.

В.Шендерович: - Ну а Навального тоже изолировали. Навального тоже изолировали.

Т.Фельгенгауэр: - Давайте ради справедливости напомним, что ПАРНАС возглавляет Михаил Касьянов, про которого вообще все забыли…

В.Шендерович: - Это лучше для ПАРНАСа.

Т.Фельгенгауэр: - Ну, хорошо…

В.Шендерович: - Сейчас речь идет о том, что у власти, конечно, нет какого-то одного… это же не Путин все решает буквально, кому сколько процентов дать и так далее; но то, что этот коллегиальный маленький мозг на конце этого диплодока — на конце этого огромного большого тела есть маленький мозг, до которого очень слабо доходят сигналы, — и он в связи с этими сигналами, как-то их обрабатывая, что-то пытается сообразить… получается на выходе, как в том анекдоте старом про автомат Калашникова: собирают опять именно это. Володин сказал: «Выборы с непредсказуемым исходом…». Все сказали: «Браво! Браво!» — а на выходе все тот же самый автомат Калашникова.
Т.Фельгенгауэр: - Участвовать в создании этого автомата Калашникова нужно, потому что…

В.Шендерович: - Потому что в очередной раз это консолидирует людей. Это показывает всей России, что нет никакого большинства, что они группа перепуганных трусов с огромным силовым ресурсом, с огромным мамоном, с огромными деньгами, с огромным нахапанным всем, с огромными судебными ресурсами. Но это группа перепуганных воров, которые точно знают, что они воры и очень боятся свободных людей. Вот, что главное случилось в это время.

Т.Фельгенгауэр: - И я бы с вами согласилась, если бы вы не говорили, что вся Россия это увидит. Все Россия увидит «Первый», 2-й каналы, НТВ.

В.Шендерович: - Понятно, тем не менее, Новосибирскаяобласть… Нет, смотри, Таня, ты переходишь на прекрасные позиции Олега Кашина, у которого все либо заранее купленные и проданные, либо такие наивные дурачки, а он – мудрый человек – видит бессмысленность этих усилий.

Т.Фельгенгауэр: - Нет-нет, я сейчас про избирателей.

В.Шендерович: - Про избирателя? Избиратель в Новосибирске знает эту историю, какая-то часть. Она сильно увеличилась за время этой избирательной кампании. А что остается? Я еще раз говорю: есть два варианта действия. Первый вариант действий: эмигрировать – рационально. Эмигрировать, сказать: Вы знаете, запираем на амбарный замок здесь; мы не верим, что здесь можно что-то изменить – уезжаем, спасаем детей, эвакуируем. Понятная позиция. То есть нормальная позиция, я ничего против нее не имею. Она осмысленная.

Вторая осмысленная позиция: пытаемся здесь что-то менять. То, что можем, то и меняем. Мы видим, что Навальный прикладывает усилия очень эффективно. Маленький ресурс, а эффект достигается довольно значительный. То, что Навальный и те, кто с ним – их довольно мало, чтобы опрокинуть ситуацию, перевернуть ее, изменить – да, мало. Но это вопрос не к Навальному. Это проблема Навального, но это не вина Навального.

Т.Фельгенгауэр: - Еще одну тему для середины часа хочу успеть обсудить. Министр культуры Владимир Мединский призвал руководство Госархива не давать собственных оценок архивным документам. Напомню, ранее глава Госархива высказался о подвиге 28 панфиловцев – называл его мифом. И вот господин Мединский говорит, что неуместно, нельзя: «Хотите сменить профессию – пожалуйста, мы поймем, но пока вы глава Госархива, вы, вообще-то, не борец с историческими фальсификациями, не писатель и не журналист». Так что не надо высказываться. Согласны?

В.Шендерович: - Сам Мединский-то совмещает свою собственную фантастику беллетристическую с постом своим. Более того, его беллетристические фантазии становятся доктринами на этом посту. Я с ними, разумеется, не согласен, потому что в данном случае архив, рассекретив мнимость этой истории про панфиловцев, он просто констатировал, что этого не было, это ложь – это очень важная вещь. Это смысл происходящего: это ложь. Дальше, пожалуйста, подробности, документы изучайте, пишите книги, снимайте фильмы, если хотите. Нет, я не вижу противоречия в том, что историк нашел документ, который опровергает текущую трактовку, и он этот документ огласил. Нет, это абсолютно нормально. Я благодарен за это. Я и так знал, но я благодарен за то, что теперь это знаю не только я.

Т.Фельгенгауэр: - Но у господина Мединского особое отношение с историей и с фальсификацией истории…

В.Шендерович: - Да, он ее фальсифицирует.

Т.Фельгенгауэр: - Там целые комиссии исторические, патриотические.

В.Шендерович: - Да, он ее фальсифицирует большим количеством своих трудов. Причем его тысячу раз ловили на Тмутаракани полной в его голове, что не мешает ему успешно работать министром культуры и утверждать назначение попов…

Т.Фельгенгауэр: - Это мы через минуту…

В.Шендерович: - …попов в херсонесский музей заповедник.

Т.Фельгенгауэр: - Решил предвосхитить Виктор Шендерович тему, которую я собиралась буквально через 4 минуты поднять. Но ладно, хорошо, давайте для затравочки, что называется. Заповедник «Херсонес Таврический» получил нового руководителя: вместо ученого там теперь священник. А вот особое мнение Виктора Шендеровича по этому поводу вы услышите через четыре минуты. Мы скоро вернемся, а вы можете пока присылать сообщения на номер +7 (985) 970 45 45.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр: -Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня Виктор Шендерович. Так вот, директором заповедника «Херсонес Таврический» назначен священник. Решение поддержано министерством культуры. Благословение патриарха есть. Работники недовольны почему-то.

В.Шендерович: - Работники только почему-то недовольны, сукины дети! Группа ученых с мировым именем недовольны, что им дали попа в начальники — попа с образованием фельдшера светским! Вот что-то, гады, не хотят под попом работать дальше – группа ученых с мировым именем. Посмотрите на «YouTube», дорогие слушатели. Полчаса этой встречи есть на «YouTube». Посмотрите эти полчасика, только валидолом запаситесь.

Значит, встреча с коллективом. Губернатор стоит этот… как же его? – губернатор Меняйло.

Т.Фельгенгауэр: - Сергей Меняйло зовут, губернатор Севастополя.

В.Шендерович: - Да, губернатор, который привел, этот номенклатурный товарищ привел попа. На губернатора орут, губернатор орет, а этот стоит поп-толоконный лоб, стоит, молчит, пот утирает. Ни слова вообще фельдшер этот не говорит, будущий руководитель херсонесского музея. Одна там кричит: «Это хуже, чем был на Украине!»

Вот знаешь, есть такая арабская пословица, 14 век, кажется: «Когда господь хочет наказать человека, он исполняет его желания». Вот они хотели в Россию, только ведь, когда они хотели в Россию – здесь на очень важную тему выходим в одно касание с этой историей – они же хотели в русскую цивилизацию. Они хотели к Лихачеву, условно говоря. Они хотели к Лихачеву, к Лотману, к русской истории – они хотели туда. А получили эту путинскую задницу с лицом губернатора и попа.

Т.Фельгенгауэр: - Ну и что же, это так им и надо, что ли?

В.Шендерович: - Не то чтобы так им и надо – жалко. И ученых жалко и Херсонес жалко, и историю жалко. Но в каком-то смысле да – думать надо. Надо отличать Родину от государства, от администрации. Надо отличать цивилизацию от администрации. Если мы это не научимся делать – а мы не учимся, — то будет хуже. Потому что в Херсонесе всего лишь погибает музей, а тут погибают люди, косяками погибают, тысячами погибают. Вымирает цивилизация оттого, что ей правит администрация. А мы все никак…

При слове «Россия» у нас затуманивается взор, слезы на глаза, прерывается дыхание. И любой упырь, который залез на трон, он говорит: «Россия!» — и все немедленно начинают рыдать у его ног и целовать руку у упыря, не имеющего никакого отношения к цивилизации, занимающегося тем, что он уничтожает эту цивилизацию. Потому что сейчас то, что мы видим – вот эти полчаса пленки – идет уничтожение цивилизации силами государства. Администрация при благословлении патриарха, который у нас тоже госчиновник уже давно, при благословлении министра культуры рушит… И так везде, так все на каждом шагу.

В итоге люди, которые ассоциируют себя с цивилизацией, оказываются маргиналами или просто уезжают. Закрыт фонд очередной уже сына Зимина. Фонд, который… забыл называние…

Т.Фельгенгауэр: - «Среда».

В.Шендерович: - «Среда» — Бориса Зимина. Зимин младший. Фонд поддержки СМИ. Выдавили, закрыли. Человек деньги давал на то, чтобы жило здесь что-то, дышало. Как старший Зимин давал ученым, этот – давал журналистике свободной. Затоптали, закатали под асфальт! Еще кто-то уедет, еще кто-то сопьется, еще кто-то перейдет из журналистики в пиар, маргинализируется. Тихонечко вот так просаживается и проседает на наших глазах — уже при Путине не тихонечко, а очень сильно – проседает цивилизация и гибнет.

Т.Фельгенгауэр: - И вроде как-то все спокойно за этим наблюдают.

В.Шендерович: - А все спокойны. Спокойно за этим наблюдают. Здесь я уже упоминал про этого диплодока. Знаешь, почему вымерли диплодоки… динозавры? Я не биолог, но у меня есть своя социологическая версия. Она не биологическая – она социологическая. Дело в том, что у них мозг был очень маленький и находился очень далеко. Они были очень большие, а мозг маленький, и сигнал шел медленно. Он уже истекает кровью, у него уже саблезубый тигр отъел половину, а сигнал до мозга еще не дошел. Он истекает кровью, а голова ест листики. А листики – наркосодержащие: в голове – хорошо! Голова еще абсолютно уверена, что он – крупнейшее животное на земле, и что самый сильный. А он в процессе вымирания уже. До мозга не доходят сигналы.

В нашем случае – закупорка тяжелейшая. У Мальволио из «Двенадцатой ночи» были закупорены вены на ногах, потому что он перетянул очень сильно ленточками — ну, дурак был! – ради моды. Но у нас закупорена дорога к мозгу очень сильно. Вот то, что делает сегодня государство, вот в этом диапазоне — от вето по «Боингу», от просто изоляции страны на международной арене до полной маргинализации, уничтожения науки, культуры, бизнеса, разумеется -государство занимается суицидом. Но поразительней всего, поскольку государство закупорило эти вены, сделала очень маленьким и слабым сигнал до мозга, то население еще получает удовольствие отчасти. Некоторая часть населения, до которой доходит сигнал только из 1-го, 2-го каналов, как ты говорила, а, собственно из нервов не доходит сигнал, они под этим наркотическим воздействием еще какое-то время будут получать удовольствие. Но не долгое время, исторически недолгое.

И я речь тут прочитал – все же давно сформулировано до нас – какого-то американского классика, что «долг патриота – это защищать родину от своего правительства». Вот я веду патриотическую речь сейчас.

Т.Фельгенгауэр: - По поводу патриотизма и прочего. Тут уже второй день обсуждают… Владимир Путин вчера же указ вечером подписал по поводу уничтожения продуктов из стран, которые ввели санкции против России. Ну, это как, вообще? Я просто не представляю…

В.Шендерович: - Это уже закупорка мозга совсем, это наглухо закупорка.

Т.Фельгенгауэр: - Неужели рядом нет людей, которые подскажут ему, что это несколько странный шаг?

В.Шендерович: - Людей там точно нет рядом. Но нет даже какого-нибудь чиновника, который скажет о целесообразности – нет. Боятся. Нет уже никого, кто ему может сказать: «Ты голый старый дурак» — как министру из Шварца. Ты голый-голый-голый. Нет никого давно. Нет никого давно. «Вы гений, Ваше величество! Позвольте вам сказать прямо по-стариковски: Гений!» Так вот он и будет – гений, пока в одночасье все это не рухнет. Да хрен бы с ним, но, повторяю, к тому времени, когда рухнет – может рухнуть, заодно погрести под собой и здоровый кусок цивилизации. Вот, в чем дело.

Мы играем со временем в опасные игры очень. Времени, исторического времени может больше не быть. Потому что он же не первый тут упырь, наш Владимир Владимирович. Тут таких упырей было очень много, и они уже успели истощить русскую цивилизацию по самое не могу. У нас целый век репрессий, эмиграций, выхолащивания генофонда. Целый век это продолжается! Пять эмиграций, черт знает сколько волн репрессий и так далее. Просто может не хватить исторического времени – вот, о чем речь. А не про Путина, пропади он пропадом. Но желательно для цивилизации – как можно быстрее и бескровней.

Т.Фельгенгауэр: - По поводу цивилизации и памяти. Тут ВЦИОМ провел опрос: большинство москвичей хотели бы видеть на Лубянской площади не памятник Дзержинскому, а пешеходную зону с фонтаном.

В.Шендерович: - О! Зашибись! Но тут правильно… Это правильно, потому что это такое место было – для идеологии. Там то Феликс стоял, то задумывали Владимира поставить водном из вариантов.

Т.Фельгенгауэр: - Шутили, да, что поставьте туда.

В.Шендерович: - Братцы, поскольку идеологии нет, можно еще огородик разбить в качестве идеологии, в качестве идеологического памятника. Шесть соток там наберется, на этой клумбе? Я думаю, наберется. Вот это будет памятник шести соткам посреди России, памятник людям, которые сами себя прокормят, когда все накроется ржавым тазом. Можно с клумбой, если поместится, но главным образом я бы поставил там памятник шести соткам. Это памятник тому, что мы сами выживем без этого долбанного государства, которое только рушит, только мешает жить.

Т.Фельгенгауэр: - Ну как же мы сами выживем, если, например, обсуждают все активно историю этой девушки из Курска – фермер. Когда пошла вся эта тема с импортозамещением, она поехала и сказала: «Вот здорово! Буду заниматься фермерством». Попросила какой-то поддержки. Ну, там склад бесхозный стоит — ну, дайте склад. В итоге, ни склада, ничего. Он каким-то образом сгорел, теперь они говорит: «Я тогда готова сжечь вообще-то свой урожай, потому что мне нечего с ним делать».

В.Шендерович: - Совершенно верно. Так вот это к вопросу о цивилизации, народе, традициях и государстве. Когда-то Россия кормила, как известно, всю Европу. Сейчас уже не может прокормить себя. И китайский лук и израильская морковка в моем магазине – это пощечина национальному самосознанию, ну просто пощечина. Мы уже не можем прокормить себя.
Значит, есть цивилизация какая-то, с какими-то традициями. За хлеб и сало возят нам и все такое— традиции. А есть чиновники, которые все это высосали и сожрали. И человек, который хочет прокормить свою собственную страну, семью, себя сделать богаче, продать что-то – он на первом шаге утыкается в чиновника, который говорит: Дай, позолоти ручку – и так далее. И съедает этого фермера чиновник. Это к вопросу о разнице между страной, цивилизацией и государством. Пока с этим государством мы чего-нибудь не сделаем, не отковыряем эти струпья, и что-то новое не начнет расти, ничего хорошего, конечно, не будет.

Т.Фельгенгауэр: - Это возвращает нас к вопросу, а что же такого мы можем сделать, чтобы остаться в рамках уголовного кодекса?

В.Шендерович: - Вот Навальный с ПАРНАСом. И Касьянов, дай им бог здоровья, идут на выборы. Кто-то голодает, кто-то сидит в СИЗО. Я щебечу тут раз в неделю. Кто-то пишет. Фермер пытается пахать, выращивать чего-то. Каждый занимается своим делом, вопрос только в том, что кроме этого, кроме нашего долга профессионального, врачебного, учительского, писательского, фермерского, есть еще некий гражданский долг.

Я уже рассказывал об этом – однажды я это застал, когда баски, террористы взорвали, убили молодого испанского судью – а я был в Испании в этот момент, так получилось – и я видел, как вся Испания вышла на улицы. Я видел как мирный народ… не самые работящие, не трудоголики, любящие посидеть, отдохнуть, вдруг мгновенно, щелчком каким-то превращаются в народ. Бар закрывается, и хозяин бара выходит вместе с барменом и уборщицей – они выходят на улицу, чтобы принять участие… Они становятся испанцами в этот момент. Они понимают почему-то – испанцы, у которых был и генералиссимус – все, как у нас — и гражданская война, и отсталая страна, и так далее, — почему-то понимают: да, надо переставать быть уборщицей и владельцем бара, а становиться испанцами. Вот у Козьмы Пруткова было стихотворение «Желание быть испанцем». Вот появляется желание быть испанцем в этот момент.
Это работа, которую мы обязаны делать. Мы эту работу не делаем. Мы даже не знаем, что ее надо делать, мы не подозреваем в большинство. Вот Навальный говорил об этом вчера, кажется, у тебя – об этой работе, которую надо делать.

Т.Фельгенгауэр: - То есть без этой работы желания быть россиянином ни у кого не возникнет?

В.Шендерович: - Нет, почему? Нет, безо всяких рефлексий… Ну, живут как-то. И при санкциях в Липецке будет расти картошка. Как-то проживем. Холодильник соберем. Автомат Калашникова есть. Предметы первого потребления под рукой. Вопрос в том, что мы себя выбрасываем с главного исторического пути на второстепенную дорогу, очевидно мы себя выбрасываем. А был шанс очень неплохой 20 лет назад. Может быть, будет еще, а может быть, не будет. Это, сколько будем чухаться, сколько будет идти сигнал до головы.

Т.Фельгенгауэр: - Спасибо большое! Это было особое мнение Виктора Шендеровича. Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. До свидания!

Автор: Обзор средств массовой информации.


Русский Фашизм

89,9% россиян - полностью разучились воспринимать письменные доказательства
ИГИЛ через Асада поставлет топливо для нужд российской военной группировки
Теракты или Путин: Ультиматум всем европейцам от Путина и Русских палачей
Сирия: Крылатые преступники России, участники карательных операций (Фото)
Литвиненко напрямую обвинил президента России Владимира Путина в педофилии
Путин - Кремлевский чикатило и Педофил
"Великому" Путину - предложили присвоить звание Генералиссимус
Русский фашист Дугин - консультирует Украинских сепаратистов (видеофакт)
Фашист Санкт-Петербурга: Дмитрий Грицюк хвастается убийством Украинцев
Военные преступления России в Украине: "Путин - поджигатель войны!" (Видео)
Связь Русских террористов с Единой Россией, ФСБ и ГРУ собирается взрывать дома (Аудио)
Как "Великая" российская Армия расстреливала в спину украинских военных (Аудио)
Жириновский оказывает поддержку террористам из ФСБ и ГРУ на самом высоком уровне (Аудио)
Солдат армии РФ спалил Россию: Ночная долбежка Украины с территории России (Фото)
Приказ на расстрел Майдана, и агрессию отдал президент России - В. Путин
Православие в Законе (Видео)
Выступления Путина и Гитлера (видео)
Атаман российских казаков - «Первый» (Путин) руководит террористами (видео)
Русский Фашизм и Сатанизм от Владислава Карабанова и АРИ (Аудио)
Русский Фашизм: АРИ и Владислав Карабанов - переплюнули доктора Геббельса
О Богоизбранности Русского народа. И её последствия
Борис Стругацкий. Фашизм - это очень просто (Эпидемиологическая памятка)
Русский Фашизм: Российская авиация нанесла авиаудар по Снежному
Российская армия бьет «Градами» по Украине из села Гуково (Россия)(Видео-факт)
Русский террорист Гиркин взял ответственность за сбитый пассажирский Боинг-777
СБУ перехватила разговор Русских террористов которые сбили Боинг 777 (Аудио)
СБУ обнародовала переговоры террористов о получении ЗРК "Бук" из России (Аудио)
Русские Спецбанды ФСБ и ГРУ уничтожили цвет мировой науки и лекарство от ВИЧ