Узри корень, Все про Путина, Секретные материалы, Контрольный выстрел в голову России, Скрытая история, Рашизм, Путиниз
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 13-05-2014

УПА между Гитлером и Сталиным (4 часть)

Категория: Новости Сайта > Эксклюзив Сайта

УПА между Гитлером и Сталиным (4 часть)1.2. Украинский коллаборационизм и националистическое сопротивление периода Второй мировой войны – проблема соотношения

Работа по истории Украинской повстанческой армии будет неполной, если не коснуться вопроса украинского коллаборационизма. Данная проблема недостаточно изучена в российской историографии, к тому же советская историография обычно ставила знак равенства между ОУН и коллаборационистскими партиями, группировками, военными и полицейскими формированиями. Поэтому необходимо показать, каким образом украинский коллаборационизм соотносился с движением украинского националистического сопротивления.

Необходимо отметить, что утверждения отдельных авторов о том, что все антикоммунистические украинские вооружённые формирования, в том числе УПА, были созданы немцами и подчинялись им до конца войны, неверны. Не верен также тезис о полной независимости украинских националов от нацистов и/или постоянной конфронтации ОУН с Рейхом в период с 1933 до 1945 года. Обе стороны преследовали свои собственные цели, а периоды враждебности сменялись периодами компромисса и сотрудничества перед лицом общего врага: Польши и СССР.

В данной работе мы сосредоточимся, прежде всего, на коллаборационизме политическом и военном, поскольку гражданское и хозяйственное сотрудничество с немцами в большинстве случаев не имело отношения к антикоммунистическому или антинацистскому сопротивлению. В отличие от гражданского, военный или политический коллаборационизм граждан СССР часто был связан с недовольством значительной частью населения советской властью. Вообще же причины советского коллаборационизма явления были неоднократно освещены в новейшей российской историографии, поэтому нет смысла останавливаться на них подробно. [73]

По мнению Отто Бройтигама, сотрудника Восточного министерства Альфреда Розенберга, почва для коллаборационизма в 1941 году была достаточно хорошо подготовлена: «Местное население в начале войны не хотело и знать о партизанах, показывало их немцам и таким образом облегчало войну с ними. Большинство населения было на стороне немцев, которые обещали освободить его от большевиков. Также партизаны обременяли местное население, поскольку принуждали мужчин вступать в их ряды, «реквизировали» провизию и другие необходимые вещи. Деятельность партизан протекала в большинстве случаев вблизи больших лесных массивов, где они находили защиту от преследования». [74]

При описании военного коллаборационизма основное внимание имеет смысл уделить восстановлению истории частей, формирований и соединений в основном набиравшихся из украинского населения, а также имевшим статус «украинских».

Российский историк М.И. Семиряга предложил следующую классификацию форм украинского коллаборационизма: «В целом украинский коллаборационизм выражался в следующих формах:

- политическое сотрудничество украинских националистических лидеров на территории Польши ещё до агрессии Германии против Советского Союза;

- военные формирования, созданные ОУН при покровительстве немцев;

- украинская или украинско-немецкая вспомогательная полиция под немецким управлением и имевшая широкие полномочия по поддержанию местной безопасности. Украинская казарменная полиция, принимавшая участие в еврейских погромах, в транспортировке евреев в лагеря и в их охране;

- тысячи украинцев добровольно выезжали на работу в Германию, особенно в 1942 г. (…).

- типичная форма коллаборационизма в сфере производства состояла в обработке крестьянами земли, полученной от немцев, в качестве рабочих, инженеров и служащих на производстве, в качестве прислуги в домах руководителей оккупационных властей». [75]

Предложенная классификация заслуживает внимания, но, на наш взгляд, к ней следует отнестись критически.

Во-первых, ОУН сотрудничала с нацистами до 1941 года не только на территории Польши.

Во-вторых, как до, так и после 1941 года большинство украинских политиков, пошедших на сотрудничество с нацизмом, никакого отношения к ОУН не имели. Среди таковых можно назвать, например, бывшего гетмана Украины П. Скоропадского, главу Украинского центрального комитета в Кракове доктора В. Кубийовича или мэра Киева Александра Оглоблина.

В-третьих, как будет показано ниже, военные формирования, созданные обеими фракциями ОУН при покровительстве немцев, насчитывали в общей сложности не более 2 500 человек. Это Военные подразделения националистов в 1939 году, бандеровские батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» в 1941 году, мельниковские Волынский (позже Украинский) легион самообороны (1943-45 гг.) и Буковинская самооборонная армия в 1943-44 гг.

Их общая численность составляет менее 1 % украинцев, с оружием в руках «помогавших» гитлеровской Германии.

В-четвёртых, упомянутая Семирягой «казарменная полиция» (т.е. батальоны шуцманшафта) занималась в большей степени борьбой против партизан – в геноциде евреев самое активное участие принимала «полиция порядка» - полицейские индивидуальной службы.

В-пятых, в данной классификации вообще не учитываются отдельные виды полиции, а также служащие в Вермахте и СС или сопутствующих структурах.

Абсолютно не упоминается в этой классификации работа украинцев в административных оккупационных структурах.

Что касается двух последних пунктов, выделенных М.И. Семирягой, то их можно свести до одного: экономический коллаборационизм. К тому же экономический коллаборационизм принимал разнообразные формы, и к выделенным М.И. Семирягой двум последним пунктам не сводится.

В хозяйственных отношениях с врагом, так или иначе, участвовали все жители оккупированной территории не только Украины, но и всей Европы, за исключением разве что партизан. И подробно рассмотреть хозяйственный коллаборационизм в данной работе нет никакой необходимости, да и возможности.

На наш взгляд, коллаборационизм на Украине, как и других оккупированных территориях Европы, можно условно разделить на три составляющих:

- политический;
- военный, или – военно-полицейский;
- хозяйственный, или – административно-хозяйственный.

Необходимо также добавить, что последние два вида коллаборационизма часто носили характер политической деятельности, поэтому их можно также назвать военно-политическим и политико-административным коллаборационизмом.

В силу специфики исследования имеет смысл остановиться на военном и военно-полицейском коллаборационизме, к тому же они представляют, на наш взгляд, наибольший интерес.

Бойцы вооружённых формирований ОУН составили ничтожную часть от общего числа украинских коллаборационистов. Однако автор выделил его отдельно. Во-первых, потому что ОУН(б) является политической структурой, создавшей военную структуру УПА, которая и является предметом нашего изучения. И военное сотрудничество «политических отцов» Повстанческой армии с нацистами представляет особый интерес. Во-вторых, между украинскими коллаборационистами и оуновцами советская история и пропаганда всё время ставила знак равенства, поэтому перед исследователем стоит настоятельная необходимость чётко очертить роль ОУН в украинском военно-политическом сотрудничестве с нацистами.

Украинский военно-политический коллаборационизм ведёт своё начало с лета 1939 года. Выше уже упоминалось сотрудничество ОУН с Абвером в форме шпионажа против Польши и, в незначительной степени, СССР.

Однако ещё до нападения Третьего Рейха на Речь Посполитую ОУН выступила активной стороной в военном коллаборационизме. В марте 1939 года в Закарпатье была провозглашена независимая Карпатская Украина, просуществовавшая 1 день. Основу её вооружённых сил составила Карпатская Сечь, находившаяся под контролем оуновцев. После того, как Закарпатье было занято венгерской армией, значительная часть бойцов Сечи оказалась в венгерском плену. По просьбам немецких дипломатов венгры отпустили несколько сот украинских националистов. Вышедшие из венгерских лагерей оуновцы, а также их товарищи, проживавшие в Европе на легальном положении, в начале июля 1939 года вошли в создающийся Украинский Легион (УЛ). В случае войны с Польшей (указ о подготовке нападения на Польшу Гитлер подписал 11 апреля 1939 г.) украинцев предполагалось использовать в пропагандистских целях для влияния на солдат польской армии украинской национальности. Не исключали немцы и возможность восстания западных украинцев против поляков, как для ослабления Польши уже в ходе идущей войны, так и с целью организации повода для начала агрессии. Однако, в силу того, что по пакту Молотова-Риббентропа Западная Украина отошла СССР, УЛ в войне практически не участвовал, а сам факт его существования был секретным.

Военное обучение бойцы УЛ прошли в горных лагерях на территории Австрии. В конечном итоге из них было сформировано 2 батальона (куреня) примерно по 300 человек в каждом, в качестве названия они получили аббревиатуру ВВН. Расшифровывалось ВВН двояко – по-немецки („Bergbauernhilfe” – «Помощь крестьян-горцев» (ПКГ)) и по-украински („Військові відділи націоналістів” – «Военные отряды националистов» (ВОН)). Немецкая аббревиатура использовалась «для внешнего употребления», то есть маскировки под горностроительный батальон, а украинская – «для внутреннего» - оуновцами и, в случае необходимости, для населения Западной Украины. Бойцы ПКГ-ВОН носили чешскую военную форму.

С началом германо-польской войны оба батальона были разделены на более мелкие группы и подчинены разным немецким частям. Как и приказывало политическое руководство Германии, участия во фронтовых операциях ПКГ-ВОН не принимали. За всё время существования ПКГ-ВОН его действия ограничились несколькими нападениями на небольшие польские гарнизоны, обозы и отряды, а также разоружениями этих отрядов. Поскольку Польша и так рассыпалась в ходе нацистской агрессии, то в ходе этих небольших акций ПКГ-ВОН обе стороны обошлись без жертв. [76]

Немцы, видя нецелесообразность дальнейшего существования УЛ после того, как польское государство было поделено между Третьим Рейхом и СССР, в октябре-ноябре 1939 года ПКГ-ВОН распустили. Часть солдат УЛ поступила на службу в Вермахт в личном порядке, большинство – в украинскую полицию на территории Генерал-губернаторства.

Второе военное формирование ОУН, на сей раз уже из бандеровцев (Организация разделилась в 1940 году) было создано весной 1941 года, и получило название Легионы или Дружины украинских националистов (ЛУН или ДУН). [77]

ОУН (б) и ОУН (м) находились в тот период в союзнических отношениях с Германией. Более многочисленная и активная бандеровская фракция решила в выступить на Украине в качестве третьей силы в будущей схватке двух тоталитарных держав. Однако третьей силой, находящейся в союзе с силой второй – нацистской Германией. В феврале 1941 г. договорённость была достигнута на следующих условиях: ОУН предоставляет в распоряжение Вермахта 700 человек, ДУН подчиняются ОУН в политических вопросах, солдаты формирования принимают присягу на верность Украине и ОУН, в случае войны с СССР используются только на Восточном фронте. На базе ДУН вскоре созданы в составе диверсионно-разведывательного полка «Бранденбург» два батальона.

Батальон (курень) «Роланд» был создан в апреле-мае 1941 года в районе Вены, и насчитывал 350 человек, как правило, ранее уже имевших опыт службы в австрийской или польской армиях.

Второй батальон назывался «Нахтигаль», о котором известный советский деятель НКВД П.А. Судоплатов в мемуарах сообщает, что «во время войны Шухевич имел чин гауптштурмбанфюрера и был одним из командиров карательного батальона «Nachtigal». Командовали батальоном в основном немцы, а состоял он из бандеровцев. После массового расстрела в июле 1941 года во Львове евреев и многих представителей польской интеллигенции бандеровцы провозгласили создание правительства независимой Украины во главе с Стецко… Позднее, в 1945 году, часть батальона «Nachtigal» влилась в элитное карательное подразделение вооружённых сил фашистской Германии – дивизию «Галичина». [78]

В этой краткой цитате содержатся многочисленные фактические ошибки. Поэтому история «Нахтигаля» будет рассмотрена в данной работе достаточно подробно.

«Нахтигаль» создавался в Кракове с марта 1941 года, кто-то из будущих военнослужащих этой части проходил обучение в Германии, другие в украинских городках и сёлах, а позже все вместе были отправлены в немецкий городок Нойгаммер (Силезия). Украинским командиром «Нахтигаля» был Р. Шухевич.

Нельзя согласиться с данными, приводимыми московскими авторами Н. Гореловым и Ю. Борисёнком: «Поначалу украинским националистам позволили сформировать две диверсионные части абвера – легионы «Нахтигаль» и «Роланд». В «Нахтигаль, который насчитывал более 700 человек… вступили в основном бандеровцы. «Роланд»… комплектовался из националистов всех направлений». [79]

Хотя оба батальона формировались в составе диверсионней частями Абвера, они ни разу не использовались в тылу РККА, а ОКВ возлагало на них скорее охранные функции. 700 человек – численность не «Нахтигаля», а обоих батальонов, вместе взятых. В «Нахтигаль» бандеровцы шли в порядке тайной партийной мобилизации. «Роланд» комплектовался вполне добровольно, но через краевое правление ОУН (б) в Вене, поэтому оба легиона были бандеровскими.

«Роланд» в первой половине июня передислоцировался из Вены в городок Комполунг (Южная Буковина, Румыния), вообще не принимал участие в боях с Красной Армией и на протяжении июня-июля даже не переходил румынско-советскую границу. Только в начале августа батальон вступил на территорию УССР, где не выполнил ни одного боевого задания, а 14 августа по политическим причинам был направлен обратно в Румынию, где был разоружён.

«Нахтигаль» перед 22 июня дислоцировался в городке Радшин около Перемышля. 24 июня батальон участвовал в прорыве обороны, опиравшейся на приграничный укрепрайон около советской границы. Потом батальон маршем пошёл на Львов и 29 июня рано утром вошёл в город, где сразу же взял под охрану ряд объектов, в том числе и радиостанцию, благодаря чему представители ОУН (б) 30 июня 1941 года смогли провозгласить по радио Акт о независимости Украины.

Хочется отметить, что широко распространённая в советской историографии версия об участии бойцов «Нахтигаля» в убийствах польской и еврейской интеллигенции во Львове в начале июля 1941 года не соответствует действительности. [80] На Нюрнбергском процессе было установлено, что нацистский террор проводила немецкая зондеркоманда СД, вошедшая в город чуть позже «Нахтигаля». [81] В 1946 году советская сторона вообще не поднимала вопрос о действиях ДУН во Львове. По вопросу львовских убийств июня-июля 1941 года в 1954 году проходили слушания в Конгрессе США, в ходе которых также подтвердилась невиновность оуновцев в этом терроре. [82]

Но члены ОУН действительно участвовали в еврейских погромах. Сразу же по появлению «Нахтигаля» во Львове оуновцы стали на два дня действительной властью. [83] Совместно с немцами милиция, организованная оуновцами, избила несколько сотен евреев и заставила их выкопать из земли тела убитых чекистами за день или два до этого заключённых. В этой акции принимало самое активное участие и мирное население, поддавшись на антисемитскую агитацию. В большевистском терроре нацисты почти всегда обвиняли евреев. Однако в убийствах конца июня - начала июля 1941 гда польского и еврейского населения во Львове именно бойцы «Нахтигаля» не участвовали. [84]

Небезынтересно отметить, что «Нахтигаль» был замешан в антисемитских эксцессах, но совсем не тех, которые ему позднее были приписаны советской пропагандой. Приводимый ниже документ – фрагмент дневника неизвестного члена ОУН – опубликован киевским исследователем Иваном Патриляком. Данный дневник не публиковался вплоть до конца 1990-х, что позволяет говорить о его аутентичности (а не, например, фальсификации КГБ). Автор дневника служил в в разведывательной роте «Нахтигаля», расстрелявшей «из мести» мирное еврейское население в Винницкой области. Нацистская пропаганда, находящая отклик в сознании украинского населения, обвиняла евреев в массовых убийствах сотрудниками НКВД заключенных тюрем Винницы и других городах правобережной Украины. Следствием этих обвинений, которые были восприняты частью антисемитски настроенного украинского населения стали спонтанные еврейские погромы, в которых принимали участие отдельные оуновцы, в том числе, как свидетельствует документ, и солдаты «Нахтигаля»:

«Во время нашего перехода мы воочию видели жертвы еврейско-большевистского террора, этот вид так скрепил ненависть нашу к евреям, что в двух селах мы постреляли всех встречных евреев. Вспоминаю один эпизод. Во время нашего перехода перед одним из сел видим много блуждающих людей. На вопрос отвечают, что евреи угрожают им, и они бояться спать в хатах. Вследствие этого, мы постреляли всех встретившихся там евреев». [85]

Необходимо сделать вывод о том, что оуновцев и западноукраинское население в 1940-е годы – так же, как и значительную часть населения Европы в первой половине ХХ века, - захлестнула волна антисемитского безумия. Однако это не снимает с историка обязанности оперировать лишь достоверными фактами и лишь на их основании выносить оценки. В этом случае следует признать, что антиеврейский террор в деятельности «Нахтигаля» - в отличие от деятельности германских нацистов - носил эпизодический, а не планомерный характер.

7 июля «Нахтигаль» вышел из Львова и 14 июля вошёл в Проскуров, позже принимал участие в боях около Браилова и Винницы. Члены батальона создавали украинскую администрацию на местах и вели активную националистическую пропаганду. В середине августа часть была отправлена обратно в Нойгамер (Силезия), разоружена и распущена, а часть бойцов-оуновцев арестована.

На этом и заканчивается история «военных формирований ОУН, созданных при покровительстве немцев». Все остальные военные украинские коллаборационистские формирования были созданы немцами без какого-либо участия ОУН. Некоторые части при создании пользовались ограниченной поддержкой монархистов, последователей УНР, мельниковцев, но и роль последних в украинском военно-полицейском коллаборационизме была в целом незначительной.

В связи с коллаборационистскими формированиями ОУН встаёт вопрос: как могли фанатичные приверженцы идеи независимой Украины в 1933-1941 гг. пойти на столь тесное сотрудничество с нацистами, не считавшими славян за людей и рассматривавшими Восточную Европу как колонию «Великой Германии»?

На это было несколько причин, которые, которые, на наш взгляд, наиболее точно и кратко раскрыл киевский историк, кандидат исторических наук И.К. Патриляк. «Так, в „Вестнике“ Украинской Информационной Службы, который выходил в Берлине, 27 октября 1941 года в статье “Немецкий националсоциализм и европейские народы”, отмечалось: “Эта доктрина (расовая – И.П.) на самом деле выделяет и признаёт превосходство так называемой “германской расы”, но тесные, близкие взаимоотношения на всех участках жизни например с итальянским народом доказывают, что эта доктрина про “превосходство” германской расы является только игрой слов внутри националсоциализма и не имеет никакого общего значения. В национал-социалистической расовой доктрине выдвигается на первое место значение т.н. “арийской расы”, а к ней принадлежат все народы Европы”.

Другую интересную мысль относительно расовой политики нацизма находим в воспоминаниях одного из участников украинских батальонов Мирослава Кальбы, который в частности пишет: “Правда, было написано в программной работе Гитлера “Майн кампф” про невыгодное отношение к Украине (ошибка, в «Майн кампф» нет конкретных планов в отношении Украины – А.Г.), но никто не соглашался верить в это, потому что поход против Москвы без договора с подневольными народами после опыта Карла Шведского и Наполеона выглядел бы глупостью, тем более, что у немцев у самих была хорошая наука из первой мировой войны. А к тому же, старые немецкие генералы сами были твёрдо убеждены и верили, что пока договор находится в действии (пакт Молотова-Риббентропа – И.П.) про дело Украины не может быть и речи, но, когда начнётся война, тогда этот вопрос будет решён позитивно. Поэтому они действовали в этом направлении, надеясь, что таким способом сделают своему фюреру приятную неожиданность”.

То есть, как видим, украинские круги лишь немного расходились в понимании расового вопроса. Если одни видели в нём лишь игру слов, то другие, подходя прагматично, считали, что Гитлер может говорить и писать, что угодно, но жизнь заставит его отказаться от своих взглядов. Кроме того, похожей точки зрения придерживался и немецкий генералитет, который рано пошёл на сотрудничество с украинцами». [86]

Так или иначе, в связи с событиями 30 июня – 15 сентября 1941 года пути ОУН(б) с немцами разошлись, и с 1941 по 1944 годы никакого сотрудничества не было, а в последние полтора года войны оно носило эпизодический характер, и на ход войны не влияло.

После 15 сентября 1941-го, когда основная часть политически активных украинцев-антикоммунистов заняла выжидательную позицию, ОУН (б) постепенно перешла в оппозицию к оккупационному режиму.

Но оуновцам в 1939-1945 годах противостояли определённые силы украинцев, стремившиеся в союзе с Германией получить независимость Украины. Эти надежды и стремления опирались на ряд фактов.

В 1939 году СССР и Германия поделили Польшу, в результате чего под господством нацистов оказалась территория Закерзонья, компактно населённая украинцами: округи городов Жешув, Замостье, Холм, Бяла-Подляска. На 30 ноября 1940 года в «Генерал-Губрнаторстве» проживало 744 тысячи украинцев, из них 91 % компактно в Люблинском и Краковском дистриктах – то есть с запада от советско-германской границы: 679 тыс. человек - 440 и 239 тыс. соответственно. [87]

14 апреля 1940 года в Кракове оккупационными властями был создан Украинский центральный комитет (УЦК) во главе с не входившим ни в какие движения доктором В. Кубийовичем. УЦК занимался организацией повседневной жизни украинцев на территории Генерал-губернаторства.

Под руководством УЦК была создана Украинская организация труда. Во времена существования независимой Польши на этой территории было только 18 украинских и смешанных (польско-украинских) учебных заведений начального и среднего образования. В 1941 году на территории Закерзонья действовало 929 украинских школ и 2 украинские гимназии. [88]

В Галиции была создана система украинских кооперативов. По сведениям, приводимым академиком М.И. Семирягой, в ГГ в 1940-41 гг. издавались три украинские газеты. Данных именно за этот период в распоряжении исследователя нет, но, согласно внутренней документации УЦК, в Генерал-губернаторстве, в которое в 1941 году вошла ещё украинская Галиция, в 1941-43 гг. насчитывалось 47 наименований украинской прессы. [89]

УЦК помогал беженцам и военнопленным украинской национальности, следил за медицинской работой, организовывал систему общественной взаимопомощи. Вместе с тем, он содействовал набору украинской молодёжи для отправки в трудовые лагеря в Германию, следил за поставками продуктов для нужд Третьего Рейха, зимой 1941/42 гг. собирал тёплую одежду для Вермахта на Восточном фронте и участвовал в формировании коллаборационистских военных частей.

С помощью УЦК создавалась также украинская полиция. Оккупанты, считавшие поляков «исконными врагами Германии», попустительствовали украинским полицейским, не упускавшим случая «отплатить» полякам за обиды и притеснения 1919-1939 годов. С этого момента и с западной стороны линии Молотова-Риббентропа начался последний виток обострения украино-польских отношений, приведший к кровавой резне 1943-44 годов.

После присоединения Галиции к ГГ немцы создали во Львове Украинский краевой комитет (УКК) по тому же принципу, что и УЦК. Первоначально Кубийович не хотел распространять контроль УЦК над бывшей советской Галицией, но в феврале 1942 года УКК был подчинён краковскому УЦК.

Крайне любопытный документ об отношении коллаборационистов-администраторов к революционерам-националистам находится в Архиве органов высшей власти и управления Украины. Это «Тезисы УЦК об акции поддержания украинского правопорядка в Галиции», датированные началом октября 1943 года: «В частности Галиция, которая до настоящего момента образцом порядка и покоя, несколько недель назад вошла в очень критический период. Существует угроза, что наш край может скатиться в провал анархии и беспорядка. (…) (Через несколько месяцев угроза реализовалась – А.Г.)

Рейд советских партизан (Сидора Ковпака в июле-августе 1943 г. – А.Г.) потряс спокойную жизнь Галиции, недобитки большевицкой банды разбрелись по всему краю, они разворошили разные преступные элементы…

Плановое отступление немецких войск на Восточном Фронте создало панику среди части нашего общества, а это совсем облегчило врагам их разлагающую работу.

Формирование Галицкой Дивизии – поставило в один фронт против творческой работы позитивного лагеря украинства всех его врагов – большевиков, поляков и украинский лагерь уничтожения и анархии. Все эти силы на свой лад повели бешеную агитацию против дивизии и её добровольцев. Для противовеса дивизии – украинский лагерь уничтожения (т.е. бандеровцы – А.Г.) начал звать украинскую молодёжь в лес, будто бы для военного обучения.

Следствие всего этого – дошло до массового дезертирства из Украинской Службы Родины, около 30 000 украинских юношей недостаёт в трудовых лагерях, это вызвало сильное осложнение в строительстве военно-значимых объектов на территории Галиции. Массовое дезертирство привело к сильному обострению административных отношений в этом регионе.

Всё чаще становятся убийства, как украинцев, так и поляков (через пол года убийства поляков приобрели массовый характер – А.Г.).

Какие-то тёмные силы и отщепенцы общества жируют на низменных инстинктах и науськивают людей к межнациональной войне и резне.

Под влиянием непрекращающейся агитации вражеских агентов – всё чаще происходят случаи, когда крестьянские низы утрачивают здоровое отношение к необходимости повинностей военного времени. (…)

Всё чаще происходят вооружённые выступления против украинской полиции, как одного из носителей порядка.

Наконец, в Галиции появились украинские партизанские отряды, которые пришли с Востока (точнее, с Волыни – А.Г.), они осознанно пытаются «волынизировать» Галицию, т.е., хотят довести до такой ситуации, которая сегодня есть на Волыни, ситуации полного хаоса, уничтожения и разрухи всей украинской жизни. (…)

Источник анархии есть в обоих народах – как среди поляков, так и украинцев. (…) (Очевидно, имеются в виду польские Армия крайова, Батальоны хлопски, а также Украинская повстанческая армия и Украинская национальная самооборона – А.Г.)

Кто зовёт украинскую молодёжь в лес, тот осознанно или неосознанно работает на её уничтожение. Заслуживающее внимания военное обучение, при современном положении военного дела, [в лесу] невозможно. Кто… зовёт нашу молодёжь – лучший цвет народа – в лес, тот, даже если он и великий идеалист, даже если имеет добрые намерения – в своей политической недальновидности – делает неминуемой гибель той молодёжи. (…) Кто посягает на жизнь, или имущество кого-то из жителей нашего края – вне зависимости от их национальной принадлежности – тот враг украинского народа. (…)

Кто обостряет и распаляет межнациональную польско-украинскую борьбу, тот вредит украинскому делу, помогает большевизму. (…)

Волынь – пугающий пример того, как через недальновидность разных деятелей, в том числе и украинского подполья – создаются хорошие условия для большевистской работы…

Сегодня на Волыни – одна большая руина, сотни сожжённых сёл, тысячи-тысячи людских жертв, уничтожен весь национальный доход долгих лет, уничтожена вся украинская интеллигенция, пропали все возможности национальной работы. Вот ужасный баланс работы безответственных людей…

Кто хочет использовать патриотический запал нашей молодёжи и её политическую неподготовленность для того, чтобы печальный волынский эксперимент повторить в Галиции, того осудит украинская история и весь украинский народ (…).

В области школьной работы: всё народное школьное образование – украинизировано, отстроены гимназии, семинарии, как никогда до настоящего времени развёрнуто профессиональное образование, созданы университетские институты с наиважнейшими факультетами, создана могучая организация украинских учителей.

В государственной администрации: украинизировано самоуправление, создана украинская полиция, тысячи наших людей заняло государственные посты, украинизированы суды, несколько тысяч наших людей работает на железной дороге и почте.

Широко, - как никогда ранее – развёрнуты организации общественной опеки и взаимопомощи наиболее нуждающимся. Десятки миллионов злотых выделено на эту цель.

Весь край покрыт густой сетью образовательных и культурных центров. Всюду воссоздана культурная жизнь, а в самом Львове – как никогда перед этим.

Созданы новые условия для купечества и ремесла.

Создан целый ряд общенациональных организаций (на самом деле, только в масштабе Генерал-губернаторства – А.Г.), все они работают для строительства национальной жизни.

А всё это добыто среди наитруднейших условий военного времени. Все те достижения, которые являются необходимым фундаментом для дальнейшего национального строительства.

Сегодня – всё это под угрозой анархии и хаоса». [90]

Сейчас сложно просчитать мотивацию составивших этот документ коллег В. Кубийовича и его самого: хотели ли они действительно помочь украинцам Галиции по возможности спокойно пережить войну, или были конформистами и выслуживались перед немцами, однако бандеровцев и УПА он, как и почти все другие украинские политические силы, в конце 1943 года УЦК осуждали.

В конце июля 1944 года Красная Армия изгнала нацистов со всей территории Украины, и далее коллаборационисты действовали только в эмиграции.

В феврале-марте 1945 года в Веймаре с помощью немцев был создан Украинский национальный комитет, но его история будет рассмотрена чуть позже.

Сейчас же имеет смысл перейти к военным и полицейским украинским формированиям, сражавшимся вместе с немцами в период 1941-1945 годов.

Парадоксально, но история созданных ОУН (б) Дружин украинских националистов не закончилась после их расформирования.

После того, как немцы решили ликвидировать «Нахтигаль» и «Роланд», их украинский состав был переправлен во Франкфурт-на-Одере, где немцы предложили каждому бойцу подписать индивидуальный контракт на службу в немецкой армии. Большинство оуновцев согласилось, те же 15 человек, кто отказался это сделать, были в скором времени отправлены в трудовые лагеря. Из украинцев, подписавших контракт, была сформирована новая часть – охранный батальон 201-й охранной дивизии полиции генерал-майора Й. Якоби (эту часть ещё принято называть 201-м украинским охранным батальоном). Командовал формированием майор Е. Побигущий, немецким шефом был инспекционный офицер капитан Моха.

Несмотря на то, что большинство членов 201-го батальона были бандеровцами, к политике ОУН (б) эта охранная часть отношения не имела. На момент создания батальона радикальное крыло националистов находилось в подполье, а сам Бандера – в Заксенхаузене. Поскольку «Нахтигаль» и «Роланд» были ценными боевыми частями, то гитлеровцы решили использовать их состав для ведения войны, а не расстрелять или сгноить в концлагерях.

До 19 марта 1942 года батальон проходил обучение во Франкфурте-на-Одере, а потом был переброшен в Белоруссию (район Могилёва, Витебска и Лепеля), где принимал участие в охране военных объектов и путей сообщения от советских партизан.

1 декабря 1942 года все украинцы 201-го батальона, выражая несогласие политике немцев на Украине, отказались продлевать контракт. Поэтому в январе 1943 года солдаты и офицеры части под конвоем были переведены во Львов. Там командный состав заключили в тюрьму, а рядовых отпустили по домам. Немцы предлагали им далее служить в местной полиции. По дороге бывший командир «Нахтигаля» Р. Шухевич бежал на конспиративную квартиру ОУН и стал помогать своим бывшим товарищам бежать из тюрьмы. Часть командиров 201-го батальона немцы «временно» освободили, и они ушли в подполье. Закончилась деятельность Шухевича тем, что и его арестовали, но он, сумев получить от товарищей оружие, бежал вторично. [91] Позже и оставшиеся в заключении бойцы 201-го батальона, вступив в украинскую дивизию СС «Галичина», дезертировали из неё в ряды УПА.

Бывшие офицеры ДУН и 201-го батальона составили ядро командного состава УПА.

Следует отметить, что сам Гитлер в начале войны с СССР был резко против использования советских граждан («недочеловеков») в вооружённой борьбе с коммунистами.

Глава Министерства по делам восточных территорий А. Розенберг, в отличие от рейхскомиссараУкраины и гауляйтера Восточной Пруссии Э. Коха, хотел использовать украинцев, для борьбы с большевизмом. Поэтому он относился с большим интересом к идеям украинского национализма, однако Кох фактически подчинялся лично Гитлеру, патологическому славянофобу.

[73] Вторая мировая война: Актуальные проблемы. - М., 1995, passim.
[74] Bräutigam O. So hat es sich zugetragen…, S. 595-596.
[75] Семиряга М.И. Коллаборационизм…, С. 118, 496.
[76] Боляновський А. Українські військові формування в збройних силах Німеччини (1939-1945). – Львів, 2003. С. 37.
[77] Материалы об истории ДУН и 201-го охранного батальона приведены по большей части по: Патриляк І.К. Легіони Українських Націоналістів (1941-1942): історія виникнення та діяльності. – Київ, 1999.
[78] Судоплатов П.А. Цит. пр. С. 412.
[79] Борисёнок Ю., Горелов Н. Крыса в пасти удава. «Украинская держава» на львовском Рынке // Родина. 2003. № 2. С. 97.
[80] О полемике вокруг действий «Нахтигаля» см., например: Вейгман, С. Батальон «Нахтигаль»: Сражения после войны // Столичные новости. № 199 (http://cn.com.ua/N199/history/history.html)
[81] Ткаченко С.А. Цит. пр., с. 42.
[82] Соколов Б.В. Оккупация. С. 15.
[83] Кук В. Державотворча діяльність ОУН. Акт відновлення Української Держави 30 червня 1941 р. // Українське державотворення. Акт 30 червня 1941. Збірник документів і матеріалів. – Львів-Київ: „Піраміда”, 2001, с. XIII.
[84] Yones E. Die Strasse nach Lemberg…, S. 18-25.
[85] Патриляк І.К. Легіони Українських Націоналістів… С. 26.
[86] Патриляк І.К. Легіони Українських Націоналістів…, С. 6-7.
[87] Центральний державний архів віщих органів влади і управлення України (далее – ЦДАОВВіУУ), ф. 3959с, оп. 3, спр. 24, арк. 4.
[88] Chiari, Bernhard. Grenzen deutscher Herrschaft. Voraussetzungen und Folgen der Besatzung in der Sowjetunion // Die deutsche Kriegsgesellschaft // Deutschen Reich und Zweiten Weltkrieg. Band 9/2. – München, 2005, S. 947.
[89] Ibid, оп. 2, спр. 62, арк. 110.
[90] ЦДАОВВіУУ, ф. 3959с, оп. 1, спр. 5, арк. 1-6.
[91] См.: Мірчук П. Українська повстанська армія. 1942-1952. / Репринтне відтворення видання 1953 року (Мюнхен). Підготовив до друку Михайло Стасюк. – Львів: Книгозбірня „Просвіти”, 1991, passim.




Русский Фашизм

89,9% россиян - полностью разучились воспринимать письменные доказательства
ИГИЛ через Асада поставлет топливо для нужд российской военной группировки
Теракты или Путин: Ультиматум всем европейцам от Путина и Русских палачей
Сирия: Крылатые преступники России, участники карательных операций (Фото)
Литвиненко напрямую обвинил президента России Владимира Путина в педофилии
Путин - Кремлевский чикатило и Педофил
"Великому" Путину - предложили присвоить звание Генералиссимус
Русский фашист Дугин - консультирует Украинских сепаратистов (видеофакт)
Фашист Санкт-Петербурга: Дмитрий Грицюк хвастается убийством Украинцев
Военные преступления России в Украине: "Путин - поджигатель войны!" (Видео)
Связь Русских террористов с Единой Россией, ФСБ и ГРУ собирается взрывать дома (Аудио)
Как "Великая" российская Армия расстреливала в спину украинских военных (Аудио)
Жириновский оказывает поддержку террористам из ФСБ и ГРУ на самом высоком уровне (Аудио)
Солдат армии РФ спалил Россию: Ночная долбежка Украины с территории России (Фото)
Приказ на расстрел Майдана, и агрессию отдал президент России - В. Путин
Православие в Законе (Видео)
Выступления Путина и Гитлера (видео)
Атаман российских казаков - «Первый» (Путин) руководит террористами (видео)
Русский Фашизм и Сатанизм от Владислава Карабанова и АРИ (Аудио)
Русский Фашизм: АРИ и Владислав Карабанов - переплюнули доктора Геббельса
О Богоизбранности Русского народа. И её последствия
Борис Стругацкий. Фашизм - это очень просто (Эпидемиологическая памятка)
Русский Фашизм: Российская авиация нанесла авиаудар по Снежному
Российская армия бьет «Градами» по Украине из села Гуково (Россия)(Видео-факт)
Русский террорист Гиркин взял ответственность за сбитый пассажирский Боинг-777
СБУ перехватила разговор Русских террористов которые сбили Боинг 777 (Аудио)
СБУ обнародовала переговоры террористов о получении ЗРК "Бук" из России (Аудио)
Русские Спецбанды ФСБ и ГРУ уничтожили цвет мировой науки и лекарство от ВИЧ