Узри корень, Все про Путина, Секретные материалы, Контрольный выстрел в голову России, Скрытая история, Рашизм, Путиниз
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 11-11-2013

Темная миссия. Секретная история NASA: Введение (§ 0.02)

Категория: Вокруг Света > Совершенно Секретно

Темная миссия. Секретная история NASA: Введение (§ 0.02) Мы продолжаем.

Всего через несколько лет после начала миссий «Аполлон» еще более необычные руины обнаружены на Марсе — начиная со снимков и других изображений, присланных первой автоматической исследовательской станцией, посланной НАСА на орбиту Марса, — «Маринером-9», в конце 1971 г.

Это первое полученное с автоматического космического аппарата подтверждение того, что на Марсе также есть «что- то весьма аномальное», положило начало чрезвычайно интенсивным наблюдениям, когда через пять лет туда прибыли первые орбитально–посадочные станции «Викинг». Подробности этих важнейших наблюдений и их документальное подтверждение мы также представим в этой книге.

Очень важно отметить, что, поскольку все эти важнейшие открытия делались секретно — в тайне от общественности, в полную противоположность всему тому, что внушали американскому народу и прессе о НАСА — о прозрачности программы, открытости для научных запросов, свободе публикаций, — агентство методично делало все, чтобы скрыть все свои загадочные открытия.

В неповторимом телевизионном сериале «Секретные материалы» (X- Files) между агентом ФБР Даной Скалли и неким государственным служащим происходит классический диалог. Скалли спрашивает:

«Какого рода деятельностью вы занимаетесь?»
Служащий отвечает: «Мы предсказываем будущее, и мы обнаружили, что лучший способ предсказывать будущее… это выдумать его!»

В случае с НАСА, после неожиданного подтверждения самых смелых прогнозов Брукингса о том, что в действительности ждет нас в Солнечной системе, НАСА быстро сообразило, что у него возникла проблема: необходимость «повторно создать»… будущее.

Многие из консультантов НАСА по социологии и антропологии для Брукингса (как, например, д–р Маргарет Мид, с которой я имел честь работать вместе позднее в нью–йоркском планетарии Хейдена) предупреждали агентства, как раз когда исследовался и Брукингс, об «огромном потенциале социальной нестабильности», если существование подлинных инопланетян — или лаже оставленных ими руин — будет раскрыто официально в социально репрессивной и чрезмерно религиозной обстановке конца 1950–х.

Неожиданно, с первыми снимками с орбитальной станции Луны, все — реальность руин, их необычный масштаб, их явное присутствие в Солнечной системе, исчезновение строителей лунных конструкций — а может быть, и ошеломляющие социальные последствия — все это стало слишком реальным.

Похоже, что на Луне была чрезвычайно могущественная экстраординарная цивилизация, которая исчезла, чтобы быть повторно открытой первыми примитивными зондами НАСА. Цивилизация, которая, как выяснится позже, была сметена серией ужасных катаклизмов в масштабах всей Солнечной системы.

Однако самой беспокоящей частью «Брукингса» для высокопоставленных политиков — даже до того, как эти разрушительные открытия были проверены — стало почти открытое авторитетное предупреждение о том, что может случиться с нашей цивилизацией, если «предсказания об инопланетянах» в стиле НАСА 1950–х подтвердились бы.

«Антропологические данные содержат много примеров обществ, бывших уверенными в своем превосходстве, которые распались, когда им пришлось встретиться с прежде неизвестными им обществами, исповедовавшими другие идеи и образ жизни; те же из них, которые выжили после такого опыта, заплатили за это изменением ценностей, отношений и поведения…».

Практически распад общества — только от осознания того, что «они не одни».

Обсуждение в Брукингсе последствий этого важнейшего открытия также включало в себя и проблему второго порядка: что на самом деле делать, если агентство в какой- либо момент в будущем в реальности даст подтверждение существования рядом с нами внеземного разума, которое будет иметь колоссальное, изменяющее мир значение? Или хотя бы лишь существование внеземных руин и артефактов?

Обсуждение в НАСА этих проблем до того, как они возникнут, и драконовские меры, которые предлагались, говорят о многом:

«Изучение может способствовать созданию программ для соприкосновения с этим открытием и регулирования его последствий. Вопрос, на который такое изучение может дать ответ, следующий: как и при каких обстоятельствах эта информация может быть представлена публике или скрыта от нее, и с какими последствиями? Какова может быть роль ученых- открывателей и других ответственных лиц относительно обнародования факта открытия?».

В 1996 году после проведения нашей первой пресс- конференции миссии «Энтерпрайз» для национальных СМИ в Национальном пресс–клубе в Вашингтоне, округ Колумбия, по первым результатам нашего расследования возможности того, что НАСА скрывает лунные руины, мы попытались найти те «последующие исследования», которые рекомендовалось провести в отчете Брукингса, обратившись напрямую в сам институт Брукингс.

Как и следовало ожидать, какие- то очень нервные люди настойчиво утверждали, что «они ничего не знают об этих (последующих) исследованиях».

Однако могло ли в то утро в Брукингсе кому- нибудь быть дозволено признать существование таких документов, даже если они в действительности существовали — учитывая политическую деликатность оригинального исследования, и того, что НАСА в действительности обнаружило? Скорее всего, нет.

В этом оригинальном исследовании тот факт, который НАСА серьезно рассматривало, даже в 1959–1960–м, умышленно скрывая от американцев свидетельства существования внеземного разума и в то же время поднимая тесно связанный вопрос — какова роль ученых–открывателей в опубликовании этих доказательств, — это явное подтверждение предумышленного намерения НАСА врать до конца, если такой ряд обстоятельств когда- нибудь возникнет. Роль ученых–открывателей в любой сфере — обнародовать открытие и точка. Все остальное — цензура, независимо от того, как это назовут.

Таким образом, тот факт, что важнейший документ НАСА сразу после создания агентства уже поднимал вопрос, касавшийся этого фундаментального права науки, а применительно к данному вопросу — открытия внеземного разума или оставленных им артефактов в этой Солнечной системе — опять же является основным доказательством плана НАСА, с самого его начала, осознанно скрывать от СМИ, Конгресса и народа одно из важнейших открытий, сделанных за всю историю США и человечества.

Когда в декабре 1960 года в «Нью–Йорк Таймс» была опубликована краткая версия отчета Брукингса, должно было стать понятно, далее из обработанной «Таймс» версии этого официального правительственного предупреждения об инопланетянах, что возможность социальных катастроф если эта взрывоопасная информация когда- нибудь станет достоянием общественности — рассматривалась как прямая угроза существующему социальному строю всеми участниками обсуждения: Брукингсом, НАСА, Белым домом и Министерством обороны США, и, вероятно, без какого- либо независимого исследования, была проглочена тогда влиятельными представителями СМИ… в том числе и самой газетой «Нью–Йорк Таймс».

Как и в последующие времена, когда СМИ безоговорочно примут заявления Белого дома об оружии массового уничтожения, в 1960–х пресса, казалось, также безоговорочно приняла крайне пессимистичную оценку Брукингса социальных последствий настоящего открытия агентством внеземного разума. Вероятно, редакторы «Таймс» были под впечатлением от просмотра множества второсортных научно–фантастических фильмов 1950–х. Какова бы ни была причина, заголовки в «Таймс» (заметьте, не в «Пост» и не в «Инквайер») 15 декабря кричали: «ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПРЕДУПРЕЖДАЮТ О ТОМ, ЧТОБЫ ОНО ПОДГОТОВИЛОСЬ К ОТКРЫТИЮ ЖИЗНИ В КОСМОСЕ. В отчете Брукингса сообщается, что земная цивилизация может пасть при встрече с более высокоразвитыми существами». Здесь отсутствовали только всем известные восклицательные знаки, характерные для «Инквайера».

Частично логика цитировавшегося выше правдоподобного утверждения служащего из «Секретных материалов» состоит в том, что правительствам (и любым другим группам, борющимся за политическое и экономическое доминирование) постоянно требуются заслуживающие доверия прогнозы; любые серьезные перемены — политические волнения, фундаментальные научные прорывы, внезапное введение новых технологий — значительно затрудняют, если вообще не делают невозможным, прогнозирование будущих тенденций.

Таким образом, простейшее надежное средство гарантировать успешный социальный или экономический прогноз — это создать контролируемое будущее. Именно это НАСА (с Министерством обороны, ЦРУ и другими агентствами, сотрудничая в объединенных вопросах национальной безопасности и самых негативных прогнозах Брукингса) успешно и делало в 1960–х, когда речь шла о том, что же именно есть в Солнечной системе.

Неуклонно отрицая ключевые научные доказательства, умышленно изменяя тысячи важных изображений Солнечной системы, юридически запугивая сотрудников НАСА, которые могли выдать секрет — в том числе и самих астронавтов (которые, даже если не были офицерами армии, все равно все давали подписку о соблюдении секретов НАСА согласно Космическому акту 1958 г.), — говоря неправду прямо в глаза американцам и прессе, несмотря на свои поразительные открытия, НАСА, наоборот, в течение сорока лет создавало иллюзию о том, что мы живем в мертвой Солнечной системе. Как отметил госслужащий из «Секретных материалов» (и секретная контрольная группа, которую он предположительно должен представлять в едва скрываемом комментарии о реальностях Белого дома в этом вопросе, который дается в шоу), НАСА успешно смогло «придумать» будущее для себя и для всех нас.

Будущее, в котором НАСА не обнаружит никаких причиняющих хлопоты древних руин инопланетян в других мирах; будущее, в котором все значение того, что НАСА на самом деле нашло и затем систематически скрывало, надежно политически «изолировано» — так, что (за исключением возникающих время от времени раздражающих слухов) реальность блаженно игнорируется обществом в целом. «Безопасное» будущее для Человечества. Будущее, в котором прежде заветная мечта НАСА найти «незнакомые новые миры… новую жизнь… и новые цивилизации…» — мечта, которая вдохновила поколение 1950–х стать учеными и инженерами НАСА, была официально мертворожденной.

Поэтому после политической шумихи и волнения первых успешных посадок «Аполлонов» на Луне Белый дом и НАСА резко сменили направление всей космической программы под предлогом недостаточного общественного интереса и финансирования.

Как часть этого спланированного упадка НАСА, агентство быстро отказалось от каких- либо претензий на продолжение программы «Аполлон» с постоянными базами на Луне, а также отложило на неопределенный срок все дискуссии и планы полетов на Марс.

Вместо этого под ложным, как доказано сегодня, предлогом разработки экономичной, надежной космической транспортной системы многоразового использования — то есть шаттлов — и места их назначения — Международной космической станции — НАСА во взаимодействии с Белым домом в начале 1970–х приняло ряд важных решений, которые отправили американских астронавтов в бесконечный полет по кругу на десятилетия — а Луна с поразительными развалинами и сохранившимися остатками неземных технологий вращалась всего в четверти миллиона миль от нас, оставаясь совершенно игнорируемой.

В пресс–релизе об интервью редакционной коллегии газеты «USA Today» в 2005 г. с недавно назначенным администратором НАСА Майком Гриффином сообщалось о его собственной точке зрения на эти важнейшие решения НАСА, принятые его предшественниками три десятилетия назад:
«Космический корабль многоразового использования — Шаттл, и Международная космическая станция — практически вся пилотируемая космическая программа за последние три десятилетия — были ошибкой, сообщил глава НАСА Майкл Гриф- фин…»

Было ли это непреднамеренной «ошибкой» или, как сегодня мы твердо убеждены, взвешенным решением, но основным эффектом этого было то, что человек остался надежно «прикованным к Земле», на низкой орбите на три десятилетия. При этом все ресурсы НАСА для пилотируемых космических полетов, а также основные научно–исследовательские и опытно- конструкторские работы, которые могли бы заниматься разработкой более дешевых средств доступа к Луне, отправкой первой экспедиции человечества на Марс и т. п., были исчерпаны в околоземном пространстве.

В свете решительного, тщательно продуманного плана хранить секретность приводит в недоумение тот факт, что ни мы, ни любая другая страна не послала человека на Луну (или куда- либо еще за пределы земной орбиты) в течение почти двух поколений, И это вполне понятно. Все это нам внушили в отважной попытке предотвратить тотальный кризис цивилизации — но, как неоднократно подчеркивал наш источник из ЦРУ: «На каждом уровне… врут по–разному».

15 февраля 2001 г. в эфире канала «Fox Television» вышла самая интригующая в этом контексте программа под названием: «Теория заговора: совершали ли мы посадку на Луну?». Этой программой канал выбил последнее слабое звено в сорокалетней непрекращающейся цепи накладывающихся друг на друга тайн НАСА: бесспорную (до сих пор) реальность того, что НАСА в самом деле отправляло астронавтов на поверхность Луны.

А если так, то любые заявления (такие, например, были публично сделаны в Вашингтоне в 1996 г.) о том, что агентство тайно обнаружило «больше, чем просто лунные скалы», как минимум, исходили из общепризнанной реальности — что НАСА действительно побывало на Луне. Таким образом, возможность реального сокрытия, того, что НАСА «что- то» спрятало в ходе миссий, даже для самых завзятых скептиков оказалась теоретически возможной…
Весьма спорную программу представляло возбужденное меньшинство — те, у кого зрели серьезные подозрения по поводу того, что во всей официальной истории «Аполлона» было что- то не так. После спецвыпуска «Fox» наиболее дотошные стали задавать вопросы об официальных полетах НАСА на Луну, по поводу которых они, как теперь полагали, открыли (наконец- то!) настоящий лунный заговор — что НАСА никогда не было на Луне! Это, разумеется, идеально для того, чтобы продолжить утаивание информации «по Брукингсу» о том, что в действительности есть на Луне. Если НАСА никогда не организовывало полетов, то ни одна из причиняющих неудобства просочившихся фотографий «Аполлона» с поразительными руинами — которые стали сегодня распространяться в Сети и ясно показывают потрясающие стеклянные конструкции, возвышающиеся над астронавтами «Аполлона» во время их исследований, — не являются реальными! И нет проблем.

У разведчиков это называется классической, весьма успешной операцией по дезинформации. Мы полагаем, что эта история «лунной фальсификации» была не только тщательно спланирована как утонченный образец профессиональной дезинформации, как остро необходимое отвлечение внимания от реального лунного заговора, о котором здесь идет речь (и документально подтверждается), в 2001 г. (по следам нашей пресс- конференции 1996 г. в Вашингтоне) оказавшегося под серьезной угрозой раскрытия — я лично могу подтвердить, что был очевидцем того, как все начиналось намного раньше 2001 г. — в далеком 1969 г., в сердце самого НАСА.

Это было тем незабываемым летом, когда Нил Армстронг и Базз Олдрин совершили грандиозное путешествие на Луну — во время поразительной посадки «Аполлона-11» на Луне в июле. Разумеется, как научный консультант отдела особых новостей Си–би–эс и главного обозревателя Уолтера Кронкайта, я на несколько месяцев с головой ушел во все аспекты освещения приближающейся миссии. Ко времени самого полета «Аполлона- 11» я был (по моей личной просьбе) командирован в Дауни, штат Калифорния, где находился завод главного подрядчика по производству командного и служебного модуля Аполлона» — North American Rockwell. Я находился там, чтобы лично наблюдать за созданием и спецэффектами моего любимого проекта для нашего мирового тридцатидвухчасового беспрерывного шоу «Дня посадки на Луне»: модели для демонстрации Солнечной системы, созданной техниками компании специально для меня и Си–би–эс в большом авиационном ангаре. В этой миниатюрной модели Солнечной системы, которая по моему предложению была одобрена Уолтером Кронкайтом во время прямого эфира из Нью–Йорка с ведущими инженерами и менеджерами проекта, которые построили космический корабль в North American, а также с рядом известных личностей, специально приглашенных прокомментировать историческую значимость полета «Аполлона-11».

Одной из знаменитостей, которую я смог поставить перед камерами для разговора с Уолтером в Нью–Йорке, за 3000 миль отсюда, о по–настоящему экстраординарной сущности происходившего в ту ночь в четверти миллиона миль над старым ангаром в Дауни, был Роберт Хайнлайн, корифей американской научной фантастики. За несколько десятков лет до этого Боб с соавторами написал сценарий для одной из первых технически точных картин путешествия на Луну, которая потом превратилась в прямую трансляцию перед почти миллиардной телеаудиторией со всего мира, «Место назначения — Луна».
Должен признаться, я испытывал определенное удовлетворение, когда в тот вечер Боб Хайнлайн шел «по Солнечной системе», многозначительно предсказывая Уолтеру по спутниковой связи и, по сути, всему миру, что «с этого времени, с этого вечера, день 20 июля 1969 года станет известным как «Начало Подлинной Истории человечества…».

За неделю до этого, когда я первый раз предложил добавить Роберта Хайнлайна в наш весьма ограниченный список знаменитостей для интервью в ту ночь, когда Нил и Базз собирались впервые ступить на Луну, мой продюсер посмотрел на меня ничего не понимающим взглядом: «Роберт… кто это?»
Другой наш консультант по космической научной фантастике, мой друг и коллега Артур С. Кларк, был явно намного лучше знаком телевизионщикам, живущим в Нью–Йорке. Думаю — благодаря фильму «Космическая Одиссея 2001», вышедшему в 1968 г., менее, чем за год до описываемых событий. «Место назначения — Луна», новаторский фильм Боба о путешествии на Луну, последний раз демонстрировался в 1950–х, как раз за девятнадцать лет до этого удивительного вечера.

После стремительных событий этих незабываемых тридцати двух часов — посадки, фантастической работы за бортом, сопровождавшейся призрачными телекадрами прямого эфира с Луны; и затем, после того, как команда впервые на Луне несколько часов спала, успешного старта лунного модуля «Игл» — «Орел» и сближения с командным модулем «Колумбия», все еще (с терпеливо ожидающим Майклом Коллинзом на борту) на лунной орбите — Си–би–эс переместила нашу группу в Лабораторию реактивного движения (JPL) в Пасадене. Там мы должны были освещать оставшуюся часть полета. Мы прибыли в JPL сразу после того, как три астронавта «Аполлона-11» включили ракетные двигатели для возврата на Землю и запланированного приводнения в южной части Тихого океана тремя днями позже.

Причиной было то, что НАСА, по стечению обстоятельств, одновременно проводило и еще одну миссию попутно с «эпическим полетом «Аполлона-11» — облет двух беспилотных космических аппаратов «Маринер» вокруг Марса, второй раз в истории НАСА.

Поскольку в те годы только «отдел особых событий Си–би–эс» имел права освещать все действия НАСА, нашей небольшой группе в Лос–Анджелесе — продюсеру, корреспонденту, паре операторов, двум техникам, гримеру и мне — нужно было совмещать наше продолжающееся освещение «Аполлона-11», теперь уже из зрительного зала Фон Кармана в JPL, с комментариями о втором в истории НАСА автоматическом облете Марса.

«Маринер-6» (первый из двух находившихся в космосе аппаратов JPL) должен был пролететь мимо Марса в нескольких тысячах миль от его поверхности 31 июля — записывая телевизионные изображения, выполняя спектральное сканирование, проводя дистанционные атмосферные измерения и т. д. — всего через десять дней после того, как «Колумбия» покинула лунную орбиту, направляясь 24 июля к Тихому океану.

Наше прибытие в JPL утром 22 июля, подготовка к первому облету (Маринером-6, всего через две недели) - все это было очень впечатляющим для двадцатитрехлетнего телевизионного научного консультанта. И хотя я был достаточно близко знаком с автоматическими миссиями НАСА, реализованными в JPL, это была моя первая «персональная» поездка для ведения освещения реальной миссии, и я очень волновался.

Обстоятельства моего первого прямого эфира об облете Марса из JPL неизгладимо запечатлелись в моей памяти. В одно прекрасное утро наш исполнительный продюсер Боб Уасслер в Нью–Йорке неожиданно решил пустить меня в эфир по всей сети Си–би–эс, по всем Соединенным Штатам, с рассказом о приближающемся старте «Маринера»!

Как можно забыть свое первое профессиональное появление на телеканале и первый официальный комментарий миссии НАСА — полета на Марс? Хоть убейте, но я не помню ничего из того, что говорил тем утром. Помню только, что мне пришлось одолжить спортивную куртку и галстук у одного оператора из съемочной группы (моих выцветших джинсов под «дикторским столом», к счастью, никто не видел!). Именно так мы все (и я в особенности!), неподготовленными, услышали, что Нью–Йорк хочет, чтобы их научный консультант» вышел в эфир и рассказал, что будет происходить во время приближающейся встречи с Марсом. Однако я помню — на самом деле очень ярко, — что произошло за пару дней до этого, когда мы только приехали в JPL.
Это был управляемый хаос. Около тысячи корреспондентов печатных изданий, телевизионных корреспондентов, техников, ВИПов, а также половина персонала самой JPL — все пытались записаться на весьма ограниченное число мест в маленьком (относительно, конечно) зрительном зале фон Кармана, который был сценой для всего прямого эфира во время всех предыдущих «феерий» JPL о непрекращающемся исследовании Солнечной системы с тех пор, как первый «Эксплорер-1» успешно был выведен на орбиту командой JPL январской ночью 1958 года.

В тот теплый июльский день, всего через одиннадцать лет после этого, казалось, что здесь все в сумасшедшей свалке, — одновременно пытаясь зарегистрироваться за столами, специально установленными для представителей прессы, и одновременно урвать одну из еще более редких подборок материалов о миссии для прессы, а затем застолбить место в аудитории.

Как раз в тот момент, когда я кругами ходил вокруг фон Кармана (тогда я даже и представить себе не мог, что через тридцать восемь лет буду писать в этой книге гораздо подробнее об основателях JPL фон Кармане и Джеке Парсонсе), пытаясь выяснить, где находится дикторский стол для Си–би–эс, где будут находиться большие цветные телекамеры (они находились на высоких деревянных платформах по бокам аудитории, за всеми другими телевизионными камерами — так, чтобы они могли смотреть поверх голов репортеров, сидевших под их линией обзора, на выступающих на сцене на фоне большого синего занавеса), я заметил кое- что необычное.

Даже на мой взгляд новичка, это выглядело странно: я увидел среднего роста человека в джинсах и светлом плаще (стояла обычная для Лос–Анджелеса погода — солнечная, легкий туман — к чему плащ?) - наподобие тех свободных «больших плащей», которые обычно носили ковбои в старых вестернах, с сумкой из темной кожи, свисающей с плеча на темном ремешке, — который медленно перемещался между металлических складных кресел, установленных рядами почти по всей ширине зала, и что- то аккуратно ставил на каждое кресло.

Когда он приблизился, я внезапно понял, что его сопровождал представитель самого JPL, одетый вполне обычно: без плаща, в белой рубашке с черным галстуком — это был не кто иной, как руководитель пресс–службы JPL Фрэнк Бристоу.

С Фрэнком я только что виделся в переполненном фойе. Хотя мы общались с ним по телефону в течение нескольких лет, начиная с того времени, когда я организовывал совместное мероприятие JPL и музея Новой Англии, где я тогда работал (еще в 1964–м, когда я организовал специальный проект для музея во время первого полета «Маринера-4»), до этого дня мы с ним лично не встречались.

Посреди всей этой суматохи, создаваемой тысячью кричащими представителями четвертой власти, которые все одновременно пытались предъявить свои аккредитации и найти стол или кресло в переполненном зале, опять же находился Бристоу, руководитель пресс–службы JPL, который лично сопровождал эту весьма необычную личность по залу. Что еще более интересно, на каждое кресло клалось что- то из коричневой сумки этого человека. Я не хотел терять их из виду. Когда они, наконец, закончили, я последовал за Фрэнком — вместе с «особым гостем» на буксире — из зала по узкому коридору, устроенному вдоль внешней стены, за застекленным фойе зала.

Там у нескольких специальных корреспондентов по космосу были столы вместе с зелеными печатными машинками «Ройял» — такие же, как у писателей, ученых и телевизионных корреспондентов, таких как Уолтер Салливан («Нью–Йорк Таймс»), Фрэнк Пирлмэн («Сан–Франсиско Кроникл»), Джулс Бергман («Эй–би–си»), Билл Стаут (наш парень из Си–би–эс), и нескольких других — которые печатали свои краткие сводки и писали статьи после каждой официальной пресс–конференции, проводившейся в самой Лаборатории у фон Кармана, прямо за стеной.

Бристоу, сопровождая своего неизвестного гостя через относительно узкий офис для корреспондентов, проходя мимо столов, лично представлял его каждому из репортеров, в итоге представил его всем, кто находился в помещении.

«Нью–Йорк Таймс»… «Лос–Анджелес Таймс»… «Ассошиэйтед пресс»… «Юнайтед Пресс Интернэшнл»… «Сан–Франсиско Кроникл»… и т. д. и т. д.
Все «важные» корреспонденты по космосу и науке, представляющие национальные издания, собранные в одном месте… здесь, в JPL. Легче легкого…
И руководитель пресс–службы JPL одобрительно наблюдал, как его «гость» лично раздает репортерам экземпляры чего- то, что он клал ранее на сиденья зале. Хм…

Теперь уже действительно заинтригованный, я украдкой встал неподалеку от Фрэнка и протянул руку. И точно, Бристоу, полуобернувшись, через плечо представил меня своему подопечному (имени я не разобрал), и тот, прежде чем перейти к следующему репортеру, которого представлял Бристоу, быстро вложил мне в руки что- то вроде информационного бюллетеня.

Я нашел уголок за одним из незанятых светло–зеленых (военного образца) столов, склонился над ним и просмотрел пару отпечатанных на ротапринте страниц, которые мне дали. Когда я раскрывал их, что- то желтое и серебристое выскользнуло и упало на пол. Я нагнулся и поднял этот предмет — это был маленький американский флаг, дюйма четыре в длину, сделанный из алюминированного майлара (жесткий пластик, который экспериментально использовался НАСА в космосе для надувных 100–футовых шаров — спутников связи «Эхо» за девять лет до этого). «Полосы» были нанесены желтыми чернилами по алюминиевой подложке; поле для звезд было красным, а «звезды» — четкие трафаретные пятигранные силуэты, также блестевшие. Я перевернул ротапринтные страницы, начал читать — и не мог поверить своим глазам.

Дата была — 22 июля 1969 г. Три астронавта «Аполлона» — Нил Армстронг, Базз Олдрин и Майк Коллинз, двое из которых только что успешно — в прямом телеэфире, на глазах всего мира — прошли по чертовой Луне — и даже сейчас находились только на полпути между Землей и местом, где они вершили историю — лунным Морем спокойствия, сделали это.

«Один маленький шаг для человека…»

Они приводнятся на юге Тихого океана через два дня. Даже здесь, в JPL — одном из самых престижных в мире исследовательских центров и центре внимания, возможно, для половины писателей–ученых всего западного мира в тот вечер (центре двух невероятно сложных полетов НАСА, проходивших между двумя разными планетами, находящимися на расстоянии буквально миллионов миль) - кто- то, явно не репортер, однако явно субъект со «связями» в JPL, раздавал всем настоящим репортерам отпечатанные вручную на ротапринте листовки, в которых заявлялось, что «НАСА сняло всю посадку «Аполлона-11 на Луне… в киносъемочном павильоне в Неваде!».

И этого человека во время того, как он раздавал эту макулатуру всем влиятельным журналистам, представляющим национальные издания и пишущим на космическую тему, находившимся в зоне досягаемости, лично сопровождал сам руководитель пресс–службы JPL!
С позиций сегодняшнего дня я хотел бы задать всего пару вопросов этому парню в светлом плаще, вцепиться в буклет, черкнуть адрес или номер телефона — хоть что- нибудь!

Вместо этого с самонадеянностью юнца, которого пригласили в святая святых, явно избранную группу, и обращались, как будто он действительно к ней принадлежал, я сделал то, что, как видел, делали все другие ветераны: я мимоходом выбросил две странички в мусорное ведро, когда человек ушел, и сунул закладку в блокнот. Однако семена сомнения были посеяны.

Оглядываясь назад, разумеется, со всем багажом двадцатипятилетнего прямого противостояния и тех усилий, которые НАСА потратит на то, чтобы хранить «тайну», теперь я легко могу сложить фрагменты вместе.

Бристоу явно был ключевой фигурой этой официальной «операции». Фрэнку, очевидно, было поручено убедиться, что все корреспонденты национальных СМИ, освещающее НАСА, как минимум видели то, что «мешочнику (образно говоря) раздавал в тот день вместе с блестящей штучкой — которая должна действовать как «мнемокод» — вещь, которую каждый сохранит и которая приведет в действие механизм воспоминания о том, что было в листовке, даже спустя много лет после этой истории. Разумеется, ни один репортер не должен был поверить ни слову из этой листовки; они просто должны были это запомнить, и, раньше или позже, те, кто прочел это в тот день в JPL, допишет это — как роман, причудливую сторону слишком сухой, слишком технической официальной истории полета «Аполлона-11» на Луну.

Таким образом, это должно было стать естественно воспроизводящимся стереотипом, «единицей культурной информации, такой, как культурная практика или идея, которая передается вербально или посредством повторяющихся действий из одного сознания в другое» — что в точности НАСА и начало делать в JPL в тот памятный день. Намеренно «инфицировать» американскую культуру — еще до того, как ребята с «Аполлона-11» успешно вернутся домой — коварной идеей, что полет на Луну был мистификацией.

Дьявольский запасной вариант был предусмотрен на случай, если когда- нибудь в будущем возникший вопрос «А на самом ли деле астронавты были на Луне?» начнет просачиваться в прессу. Это в итоге и произошло во время нашей пресс–конференции в Национальном пресс–клубе для журналистского корпуса в Вашингтоне в 1996 г.

Затем, по прошествии лет, он был намеренно «активирован» фильмом компании «Fox» в 2001 году. События того июльского дня 1969 в JPL неминуемо начинали лгать» миллионам восприимчивых американцев в последующие годы — всем тем, кто по каким- либо причинам однажды начинал задавать вопросы по поводу официальной истории «Аполлона» — кто начинал искать другие объяснения. И здесь тот небольшой сегмент общества, который, в конце концов, должен задавать неудобные вопросы властям, поджидала аккуратная, готовая к действию тридцатилетней выдержки «теория заговора» в подарочной упаковке, идеально подходящая для тех, кто в конце концов начинал не доверять НАСА… или не верить в лунные технологии, которые для большинства американцев в любом случае представлялись «волшебными». Теория заговора кажется правильной потому, что просто объясняет, почему многие вещи из официальной истории «Аполлона» НАСА кажутся нонсенсом. Прививка «Брукингсом» против доставляющих хлопоты людей вроде нас — таких, которые однажды перед лицом тех же представителей национальных СМИ, но уже в Вашингтоне, предъявят ряд неудобных официальных фотографий «Аполлона» и зададут самый важный вопрос: «Что же на самом деле НАСА обнаружило во время полетов «Аполлонов» на Луну?»





Ричард C. Хогланд


Русский Фашизм

89,9% россиян - полностью разучились воспринимать письменные доказательства
ИГИЛ через Асада поставлет топливо для нужд российской военной группировки
Теракты или Путин: Ультиматум всем европейцам от Путина и Русских палачей
Сирия: Крылатые преступники России, участники карательных операций (Фото)
Литвиненко напрямую обвинил президента России Владимира Путина в педофилии
Путин - Кремлевский чикатило и Педофил
"Великому" Путину - предложили присвоить звание Генералиссимус
Русский фашист Дугин - консультирует Украинских сепаратистов (видеофакт)
Фашист Санкт-Петербурга: Дмитрий Грицюк хвастается убийством Украинцев
Военные преступления России в Украине: "Путин - поджигатель войны!" (Видео)
Связь Русских террористов с Единой Россией, ФСБ и ГРУ собирается взрывать дома (Аудио)
Как "Великая" российская Армия расстреливала в спину украинских военных (Аудио)
Жириновский оказывает поддержку террористам из ФСБ и ГРУ на самом высоком уровне (Аудио)
Солдат армии РФ спалил Россию: Ночная долбежка Украины с территории России (Фото)
Приказ на расстрел Майдана, и агрессию отдал президент России - В. Путин
Православие в Законе (Видео)
Выступления Путина и Гитлера (видео)
Атаман российских казаков - «Первый» (Путин) руководит террористами (видео)
Русский Фашизм и Сатанизм от Владислава Карабанова и АРИ (Аудио)
Русский Фашизм: АРИ и Владислав Карабанов - переплюнули доктора Геббельса
О Богоизбранности Русского народа. И её последствия
Борис Стругацкий. Фашизм - это очень просто (Эпидемиологическая памятка)
Русский Фашизм: Российская авиация нанесла авиаудар по Снежному
Российская армия бьет «Градами» по Украине из села Гуково (Россия)(Видео-факт)
Русский террорист Гиркин взял ответственность за сбитый пассажирский Боинг-777
СБУ перехватила разговор Русских террористов которые сбили Боинг 777 (Аудио)
СБУ обнародовала переговоры террористов о получении ЗРК "Бук" из России (Аудио)
Русские Спецбанды ФСБ и ГРУ уничтожили цвет мировой науки и лекарство от ВИЧ